Судьбу стадиона решали и премьеры

Судьбу стадиона решали и премьеры

18 октября 2016 09:04

Cитуация с вильнюсским футбольным клубом «Жальгирис» — это история о том, как общественный ФК достался поочередно самым черным местным инвесторам и был разрушен, пока в 2009 году его не воссоздали болельщики — а также лишился своего стадиона. Теперь клуб органично развивается. Налаживается вся футбольная пирамида от футбольных академий до основной команды. Но спортбазу и стадион, изъятые чередой махинаций и из-за недальновидности гос- и муниципальной политики, клубу не вернули. По сути, государство через банк «Šiaulių bankas» само у себя окончательно в 2013 году изъяло стадион «Жальгирис», когда-то принадлежавший городу и спортивной общине. А общество было дезинформировано — якобы, тут уже ничего нельзя было поделать. Стадион был продан частному девелоперу «Hanner» за 40 млн. евро под гостиницу, хотя Общий план застройки территории города по-прежнему предполагает там строительство нового стадиона, а чтобы его изменить, нужно решение Совета самоуправления. 


Читайте также в переводе на литовский язык: Stadiono likimą nulėmė ir premjerai


 

История стадиона

Стадион «Жальгирис» на 15 тысяч мест, построенный еще в 50-е годы прошлого столетия немецкими военнопленными, до развала СССР принадлежал профсоюзу. А в футбол на этом месте играли с 1922 года: тогда это был удаленный от центра район на правом берегу Нериса – Пиромонтас.


В 1993 году стадион вместе с другим спортивным имуществом, указом премьер-министра Адольфаса Шляжевичуса передали литовскому спортивному обществу «Жальгирис».


Обществом тогда руководил директор департамента физической культуры и спорта Витас Ненюс — как говорили, человек из окружения Альгирдаса Бразаускаса. Шлежявичус по сути отменил указ предшествующего премьер-министра Гядеминаса Вагнорюса, о передаче имущества Департаменту физической культуры и самоуправлениям, который в частности гласил: «оборудованные спортивные базы и приобретенный инвентарь не могут быть собственностью группы людей или организации, поскольку все это было создано работой и средствами всех людей Литвы».

Вагнорюс, уже будучи депутатом Сейма, выразил сожаление, что прокуратура и правительство отозвали его решение.

У юристов новый указ Шляжявичуса вызвал подозрения. Конституционный суд даже взялся его рассмотреть и в марте 2003 года вынес следующий вердикт: «вне зависимости от того, кто станет новым собственником, необходимо установить такое правовое регулирование, чтобы собственность была действительна использована для общественных нужд».

Тогда, в 90-е годы, стадион «Жальгирис» оценили в миллион литов. «Ненужное» имущество спортивное общество начало распродавать, стадион обещало реконструировать.

Для сравнения, в похожей ситуации оказался футбольный стадион в Клайпеде, но его удалось спасти. Самоуправление города выкупило стадион у спортивного общества «Жальгирис» за 470 тысяч литов (свыше 136 тыс. евро), за несколько лет вложив в него около миллиона литов. Само спортивное общество, будучи владельцем стадиона, о нем не заботилось.

На месте одного из каунасских стадионов, которым тоже завладело это общество, построили супермаркет. Его эта организация продала за 1,2 миллиона литов (0,348 млн. евро). Бывший в тот момент гендиректором Литовской федерации футбола Юлюс Квядарас на страницах «Кауно дена» в 2003 году утверждал, что федерация пыталась договориться с этой организацией,  но безуспешно. Все разговоры, по его словам, заканчивались одним предложением — «купите».

Разные проекты

В 1999 году литовский предприниматель Владимир Романов решил выстроить новый стадион на месте старого и основал закрытое акционерное общество, куда пригласил спортивное общество «Жальгирис» и Литовскую федерацию футбола (ЛФФ). По мнению Лютаураса Варанавичюса (он занимал две стратегически важные в этой истории позиции: с 2000 по 2012 год был президентом ЛФФ, а с 2000 по 2009 председательствовал в совете принадлежащего Романову банка «Ūkio bankas»), федерацию пригласили, чтобы улучшить свой имидж. «Федерация была включена в акционеры этого ЗАО просто номинально, — рассказал он «Новой газете — Балтия». — Чтобы говорить с самоуправлением и государством, нужен был вес. Футбольная федерация была серьезным аргументом. И мы были заинтересованы в том, чтобы стадион остался».

Стадион тогда оценили в 4 миллиона литов (около 1,16 млн. евро), что и стало долей спортивного общества в уставном капитале ЗАО — по словам нынешнего главы  общества Альгиса Василяускаса, без права решающего голоса. В 2003 году, когда стадион еще не был построен, Романов предложил увеличить уставный капитал. Спортивное общество «Жальгирис» тем временем собралось уходить из проекта (по словам Василяускаса, члены общества были разочарованы проволочкой, да и недвижимость неуклонно росла в цене), и продало Романову стадион: по информации «Новой газеты —Балтия», за 10 млн. литов (2,9 млн. евро). За последовавшие за этим 9 лет со стадионом так ничего существенного и не сделали, но продолжали с разной степенью интенсивности эксплуатировать до полного его износа.

В 2003 году шли серьезные разговоры о грандиозной реконструкции, озвучивалась цифра в 30-34 млн. литов (8,7 – 9,86 млн. евро). Германско-французская компания «Sportfive», заинтересовавшись проектомсобиралась привлечь инвесторов и предлагала модель финансирования, уже испробованную при строительстве стадиона «Aol Arena» в Гамуберге. В общей сложности было рассмотрено и отклонено свыше дюжины проектов разного уровня.

Чертеж стадиона "Жальгирис" Владимира Романова

Один из них — и известного итальянского архитектора Массимилиано Фуксаса (директора VII Венецианской биеннале, автора лестницы для Армани в Нью-Йорке, члена комиссий по планированию Берлина и Зальцбурга), но мэрия отвергла из-за его излишней высотности.

Проект стадиона "Жальгирис" Массимилиано Фуксаса

По словам Варанавичюса, они приглашали самых лучших архитекторов для разработки проекта нового стадиона: «И очень жаль, что он не состоялся. Если бы был осуществлен проект Фуксаса, он бы приблизил Вильнюс к мировым столицам с таким красивым комплексом, какой был спроектирован».

Возможно, идея жальгириского стадиона не совпадала с экономическими интересами отдельных политических групп. Варанавичюс говорит, что стадион мешал мэру Зуокасу, поскольку конкурировал бы с открытой в 2004 году баскетбольной ареной (и мега концерт-холлом) «Siemens», кредитование которой на 70-80 процентов осуществлял банк Романова (затем, по договоренности городских властей, эти финансовые обязательства перешли к «Снорасу» – его деньги были дешевле). Кроме того, он мешал тогдашнему премьер-министру Альгирдасу Бразаускасу (премьерство с 2001 по 2006), который собирался строить стадион на горе Шешкинес.

  • Краткая справка из открытых источников: стадион на Шешкинской горе строят с 1989 года. До 1991 года залили фундамент под трибуны и сделали часть каркаса, но затем из-за прекращения финансирования строительство было законсервировано. Спустя почти 20 лет, в 2007 году, работы на объекте возобновились. За 100 млн. литов (почти 29 млн. евро) компания «Вейкме» снесла старый каркас и построила новый — крупнее. В конце 2008 стройку снова законсервировали.

В 2009 году нагрянул экономический кризис, о выделении новых денег шешкинскому стадиону не могло быть и речи. Все кинулись искать альтернативу, и взоры, по словам Варанавичюса, снова упали на территорию жальгириского стадиона.

Ставки растут. Уголовное дело

В  2012 году Романов стал единственным акционером ЗАО «Žalgirio sporto arena» («ŽSA»). В тот момент стадион тогда был оценен в 357 млн. литов (103,5 млн. евро). В СМИ писали, что Романов купил стадион сам у себя и по подозрительно раздутой цене. Но в Генпрокуратуре Литвы «Новую газету – Балтия» проинформировали, что среди обвинений в адрес Романова как главного фигуранта дела о банкротстве «Ūkio bankas», это обвинение не фигурирует. Между тем, Варанавичюс рассказал, что имущество, которое в результате многолетней парцелляции принадлежало уже 15-17 различным ЗАО, Романов  в последствие скупил приблизительно за 110 миллионов литов (32 млн. евро). Отметим, что эта сумма ближе к той, за которую стадион «Жальгирис» продали Авулису в 2015 году.

Романов приобретал имущество стадиона анонимно, при помощи услуг швейцарской компании: владельцы, только заслышав, что покупатель — Романов, поднимали стоимость участков в 4 раза. Затем Романов основал 5 или 6 ЗАО  («ŽSA» -1, -2,-3) и продал скупленное им имущество стадиона за 357 миллионов литов. Воронавичюс говорит, что за вырученные таким образом деньги Романов выкупил из «Ūkio bankas» свое московское здание на Сретенке – торговый центр на 23 тысячи квадратных метров в 10 минутах ходьбы от Кремля, которое оценивали 150–200 млн. литов (43,5 –—58 млн. евро). По словам Варанавичюса, из-за этих махинаций Романова он и покинул пост председателя совета банка. Его место в октябре 2012 года, уже после Гинтараса Угянскиса, который впоследствии сам стал фигурантом уголовного дела о банке Романова, занял Арнас Жалис. Жалис, который сейчас возглавляет правление Медицинского банка, работал «Ūkio bankas» с 1998 года, а в 2013 году стал членом команды банкротного администратора банка, но в беседе с «Новой газетой — Балтия» этот официально известный факт поначалу даже оспаривал. Сам Романов в одном их своих эксцентричных интервью называл Жалиса человеком Центробанка у себя в банке. В прессе тех лет сделку Романова со стадионом Жалис защищал, называя ее обычной банковской практикой. И сейчас повторил, что стадион достался Романову за долги.

Варанавичюс ему возражает, что долги-то были с тех предприятий, которые брали у Романова кредиты: «Фирмы, которые принадлежали Романову, взяли у него кредиты, купили у других предприятий Романова здания по завышенным ценам, а когда не смогли вернуть, а их цены упали из-за не осуществленного проекта, должны были передать имущество банку».

  • В Службе финансовых преступлений «НГ – Балтия» также информировали, что следствие в отношении Романова ведется по следующим статьям: легализация имущества, полученного преступным путем, разбазаривание имущества, мошенничество, злоупотребление, раскрытие служебной тайны и подлог документов. Вся информация по делу скрыта законом о неразглашении материалов досудебного расследования, и, следственно, никак не контролируется общественностью.

В 2012 году появилась надежда, что новый стадион на месте старого в Вильнюсе все-таки построят. В конце года Вильнюсское самоуправление объявило конкурс на проектирование и строительство нового стадиона IV категории (из пяти, V— высшая) по классификации UEFA: с натуральным травяным покрытием, не менее чем на 10 тысяч мест со всей инфраструктурой. Городская мэрия со своей стороны брала на себя обязательство выкупить его для города за 10 или более лет. Стоимость одного зрительского места не должна была превышать 2,5 тысяч евро. И этот конкурс выиграл не кто иной, как Владимир Романов. В ходе переговоров Зуокас договорился с Романовым о выкупе стадиона во владение города примерно за 15-20 лет.

Участник тех переговоров Роландас Бальчиконис в беседе с «Новой газетой — Балтия» отметил, что Детальный план территории города (главный муниципальный документ планирования города) того времени требовал постройки стадиона. На это указывает и Варанавичус.

Итак, Владимир Романов взялся возвести национальный стадион за городские деньги, а заодно заработать — за счет построенных там офисов. Зуокас в интервью «Новой газете — Балтия» не раз подчеркивал, что нельзя заставить частного инвестора за свои деньги строить объект, который является убыточным.  

Сухой остаток

Казалось бы, что у города уже почти есть стадион, но банкира в 2013 году обвинили в крупной недостаче, банк закрыли, а стадион оказался в руках назначенного государством банкротного администратора вместе с другим ликвидным и неликвидным имуществом развалившейся империи Романова.

  • Литовский футбол с 2010 года ютится на стадионе Литовской федерации футбола III категории по классификации УЕФА, примерно на 6 тысяч зрителей.

Лидер легендарной группы фанатов «Жальгириса» Ингварас Бутаутас–Сторас считает, что затевать строительство нового стадиона не нужно было. «По моему мнению вообще не нужно было трогать этот стадион, ломать или перестраивать, — поделился он с «Новой газетой — Балтия». — Ему нужен был ремонт — не совсем косметический, серьезнее — но ремонт. Он бы простоял дольше, чем какие-нибудь новые построенные стадионы. Вот смотрите, стадион ЛФФ построили из железа и фанеры, они быстро износились, потребовалось уже несколько ремонтов — а этому что, он из бетона». Недавно во время матча литовской сборной с Мальтой на стадионе ЛФФ двое взрослых и ребенок провалились в дырку фанерного пола трибуны — к счастью, обошлось без травм.

Бутаутас отметил, что когда стадион «Жальгирис» еще функционировал, то на нем собиралась больше народу, чем на ЛФФ  сейчас. Он это связывает с более удобной географией жальгириского стадиона (ЛФФ находится дальше, за вокзалом), и с литовской ленью – если далеко и неудобно, литовцы на соревнования не поедут.  

Бутаутас как болельщик со стажем («Pietų IV» отметила свое 30-летие в 2015) объездил всю Европу, где видел стадионы и похуже, чем «Жальгирис». «Ничего чрезвычайно страшного там не было, — говорит он. — Просто «пропиарили», что все плохо, чтобы потом построить там новый стадион с привлечением фондов. Нужно было поправить саму площадку и сантехнику в раздевалках, сидения, стены покрасить. Практически все, что нужно было этому стадиону. УЕФА еще требовало стоянку для машин — ну вот надо было подумать, где ее устроить. Для отборочных матчей, клубных, его бы хватило. А попади мы в группу Лиги чемпионов, то и сейчас негде было бы играть, пришлось бы для нас делать исключение. Получилось то, что получилось. Стадиона нет».

Новые владельцы

После процедуры банкротства банка «Ūkio bankas» и бегства Романова в Москву, где он получил убежище, государство отдало стадион «Жальгирис» в новые руки — банку «Šiaulių bankas». Стоимость покупки не стала достоянием общественности, а государство не воспользовалось возможностью оставить эту территорию городу и спорту, сам стадион стал зарастать бурьяном. «Что касается Šiaulių bankas, то процесс был довольно закрытым, перенимали только хорошие активы, аудиторы оценивали каждый конкретный случай. Тот аудиторский отчет не был доступен обществу. Никто этих официальных цифр и не знает, за сколько конкретно «Šiaulių bankas» приобрел стадион «Жальгирис»,  –  сказал Лютаурас Варанавичюс.

  •  «Šiaulių bankas» перенял после банкротства застрахованных государством вкладов из банка Романова 2,7 мпрд. литов ( около 800 млн. евро), за которые государство рассчиталось имуществом банка Романова, в том числе и в стратегически важных местах города на 1,9 мпрд. литов ( 551 млн. евро), а недостающую разницу погасило деньгами из госстабфонда — 800 млн. литов (232 млн. евро). Эксперты говорили, что до банкротства банк Романова не обеспечивал взятые на себя обязательства в 145 млн. евро.

В 2015 году стадион «Жальгирис» продали застройщику —  компании «Hanner» — за 40 млн евро. Арвидас Авулис, ее владелец, намерен построить здесь еще одну гостиницу и дорогое элитное жилье с видом на башню Гядиминаса.

В гостиницу на месте стадиона «Hanner» намерен инвестировать 20 млн. евро, а целиком в проект с квартирами и офисами — 200 млн. евро. Сколько планируется заработать, инвестор вряд ли готов сообщить. На данный момент Авулис сломал полстадиона по диагонали, часть Южной трибуны и Западную, огородил забором и уже заливает там фундамент новой гостиницы. На слом стадиона «Жальгирис» у него есть разрешение, но Детальный план города пока еще требует оставить в этом районе заветное зеленое поле футбольного стадиона. Вопрос в том, останется ли место. Авулис при покупке земли не мог не знать этого обстоятельства, но, видимо, посчитал его незначительным препятствием. Возможно, точечный снос и точечная застройка, как раз-таки свидетельствует о том, что он понимает: его руки пока не развязаны. Советник мэра Вильнюса Ремгиюса Шимашюса по общественным связям Александр Зубряков сообщил «Новой газете – Балтия», что вопрос о необходимости строить на этой территории стадион или объект развлекательного назначения Совет самоуправления окончательно решит до конца следующего года, когда будет пересматривать Детальный план города Вильнюс.

Первой Авулис сломал «Театральную арену», которая занимает 1,3 гектара жальгириской территории у самой реки, и заканчивает застраивать ее жилыми домами. Уже запущена реклама апартаментов, которым даны имена великих правителей Литвы.


Источник, близкий к администрации города, сообщил «Новой газете — Балтия», что в Вильнюсе такое количество квартир не нужно и они будут реализованы очень нескоро.


По данным источника, построено свыше 3 000 тысяч квартир, которые довольно тяжело продаются. Дополнительно в данный момент строятся или начнут строить еще 2 500 квартир.

«Зуокас говорил, что стадион застроят жилыми домами только через его труп, но он еще жив, а стадиона нет. Очень жаль, что перед своим уходом он принял это решение и разрешил застройку стадиона, а именно, поменял Детальный план так, чтоб эту территорию можно было бы застроить. Мне очень жаль», — говорит Варанавичюс.

Между тем, по словам экс-мэра Вильнюса Зуокаса, обязательного требования об использовании территории только по футбольному ее назначению, не было с 2008 года, когда мэром Йозас Имбрасас, членом партии «Порядок и справедливость», был утвержден новый Детальный план. «Была оставлена возможность, но не обязательство», — говорит Зуокас.

  • Справка из вильнюсского самоуправления, подготовленная по просьбе «Новой газеты – Балтия»:

· В 2007 году подготовлен общий план Вильнюса. В нем на территории стадиона «Жальгирис» предусмотрено строительство национального футбольного стадиона и объекта развлекательного характера. (Мэр – Артурас Зуокас)
· В 2009 году подтвержден детальный план территории. Как в чертежах, так и в пояснительной записке предусмотрено требование построить футбольный стадион или арену. (Мэр – Йозас  Имбрасас)
· В 2010 году мэрия выдает разрешение на снос, мотивируя это тем, что будет строится новый стадион (Мэр – Vilius Navickas)
· В 2014 году чертежи детального плана территории изменены, стадион на них не имеет конкретной дислокации на участке. (Мэр – Артурас Зуокас)
· В 2016 году инвестор (Арвидас Авулис) начинает снос стадиона и развитие жилого и бизнес — квартала. Возможность на этой территории (внутри квартала) строить стадион остается. (Мэр – Ремигиюс Шимашюс)

Правительству жальгириский стадион не нужен

Как вспоминает сейчас Зуокас, проект, с которым Романов выиграл конкурс — торговый центр, а над ним стадион  (архитектор С. Кунцявичюс), — самоуправлению тогда подошел.


Но затем, по словам Зуокаса, вмешался премьер-министр Альгирдас Буткявичус: он «ясно сказал, что Вильнюс получит деньги на Шешкинский стадион, а от «Жальгириса» нужно отказаться, потому что двух стадионов не нужно. Мы согласились, потому что позиция правительства по поводу средств ЕС важна».


Зуокас рассказал «Новой газете — Балтия», что свою роль сыграло банкротство ŪBIG (дочернее предприятие «Ūkio bankas»), проведенный «конкурс стал неактуальным, поскольку назначенный государством администратор банкротства не имел никакого желания продолжать деятельность Ūkio bankas». Варанавичус считает, что тот же проект мог бы развивать и «Šiaulių bankas»: «Это от людей зависит. Точно не от той ситуации с банкротством "Ūkio bankas"». А конкурс самоуправления на постройку нового стадиона на месте бывшего был официально ликвидирован 30 мая 2014 года.

Городские власти говорят, что все решения по поводу стадиона «Жальгирис» были приняты прежними властями, думать нужно было тогда, когда их выбирали. Об этом, в частности, с «Новой газетой – Балтия» говорил главный архитектор города Миндаугас Пакальнис. Действующий мэр Вильнюса Ремигиюс Шимашюс говорит, что идею нового стадиона на месте «Жальгириса» окончательно хоронить все-таки рано:

«По Общему плану на месте бывшего стадиона «Жальгирис» предусмотрен объект общественного  назначения. Теоретическая возможность требовать, чтобы там был построен стадион, остается. Однако здесь все больше зависит от частного инвестора. Самоуправление решило дальше продолжать развитие проекта Национального стадиона в Шешкине», – сказал мэр «НГ – Балтия». Речь снова идет о строительстве многофункционального стадиона IV категории по классификации УЕФА.

Итак, нынешней городской власти жальгириский стадион тоже не нужен. Мэрия вместе с правительством намерены возобновить строительство Национального стадиона на Шешкинской горе с привлечением крупных европейских фондов. Конкурс проектов Шешкинского стадиона, образно говоря, начался более четверти века назад и снова продлен, по словам юриста текущего конкурса мэрии Довиле Бургене, до 8 декабря этого года. Тем временем, бизнес «по-тихому» и полулегально осваивает территорию общественного назначения жальгириского стадиона под квартиры и офисы.

Продолжение следует


Читайте также: В ожидании бульдозера​


 


Комментарии

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.