Бунтующие стадионы

Бунтующие стадионы

20 марта 2017 17:12

​Продолжается история противостояния литовских футбольных болельщиков с застройщиком Арвидасом Авулисом из-за стадиона «Жальгирис» в Вильнюсе. Болельщики засомневались в понесенных Авулисом убытках и снова обратились в генпрокуратуру. Но Авулис все еще может взять литовский реванш после неудачи со строительством торгово-развлекательного центра «Троицкий» в 2007 году в Киеве, который мешал реновации НСК «Олимпийский» и подготовке Украины к Евро-2012 и потому был снесен.

Читайте также в переводе на литовский язык: Maištaujantys stadionai​

Краткая предыстория

С прошлой осени литовские футбольные болельщики борются за сохранение спортивного назначения территории стадиона «Жальгирис» в Вильнюсе — с тех пор, как стало известно, что в Общем плане города и пояснениях к Детальному плану стадион до сих пор закреплен за этой территорией. При этом литовский девелопер Арвидас Авулис, владелец компании Hanner, планирует на этой территории строительство гостиницы Marriot, жилого и офисного комплексов. Стадион «Жальгирис» Авулис приобрел в 2015 году за 40 млн. евро. По литовскому закону, вместе с объектом переходит право на аренду земли под ним, и так оно передавалось из рук в руки как минимум 5 раз. Но земля до сих пор принадлежит государству. Новый виток эта история получила после того, как частное лицо Алмас Рупшлаукис обратился в прокуратуру с жалобой на тот факт, что государственная земля, сданная в аренду без конкурса, используется не по ее прямому назначению. Генпрокуратура встала на защиту общественных интересов и потребовала устранить нарушения. Национальная земельная служба (НЗС) в тот же день на основании этого заявила, что прерывает договор об аренде земли от 1999 года. Премьер-министр Литвы Саулюс Сквернялис позже заявил, что НЗС давит на инвестора и это порочная практика. После совещания с участием представителей правительства, Минсельхоза, Вильнюсского самоуправления, прокуратуры и компании «Hanner» договор об аренде все-таки оставили в силе, но Авулиса обязали представить новый детальный план территории с новым стадионом вместо старого и уже наполовину снесенного. Авулис ответил, что стадион строить не будет. Тем не менее, в инициативной группе защитников стадиона отмечают, что любые попытки изменить назначение земли под стадионом приведут к разрыву договора об аренде и землю по закону обязаны выставить на аукцион.

Болельщики сомневаются

Авулис сейчас на разных уровнях требует защитить свои права как инвестора и в переговорах с теми, кто принимает решения, использует незыблемый аргумент — оставьте все как есть, или вы обязаны компенсировать неполученную прибыль и убытки. И называет миллионные суммы, которые вынуждают власти дважды задуматься, нужен ли городу этот стадион.

Футбольный болельщик Рупшлаускис подготовил новый документ 17 марта этого года, в котором ставит под сомнение указанные Авулисом цифры. Его он направил во все ведомственные министерства, генпрокуратуру и журналистам.

Во-первых, он сообщает, что компания «Mariot International» никогда не объявляла, что инвестирует в Литве в будущую гостиницу «Courtyard by Marriott». Он утверждает, что по трехстороннему договору она намерена продать компании Авулиса только франшизу. Рупшлаускис делает вывод, что здесь еще нет реальных инвестиций и, соответственно, убытков, и вряд ли Mariot предъявит какие-либо претензии.

Во-вторых, компания  «Apex Alliance Hotel Management» в этом проекте, по его мнению,  вряд ли понесла убытки, поскольку они тоже только подписали трехсторонний договор, в котором изложили свои намерения администрировать гостиницу.

В-третьих, он сообщает, что банк  «Šiaulių bankas» намеревался предоставить компании Авулиса кредит в 40 млн. евро на строительство гостиницы «Courtyard by Marriott» и  «Замковых апартаментов». Алмас Рупшлаускис указывает, что такие кредиты обычно страхуют в международных организациях — более того, банк, выдавая кредит, не мог знать о форс-мажорных обстоятельствах, которые открылись в отношении земли, на которой предполагалось строительство. Между тем, он предполагает, что у банка могут быть какие-то убытки, но только банк может уточнить их размер. Риски компании перед началом проектов по существующей практике тоже страхуются в международных компаниях.

Далее автор документа указывает, что на основании литовской судебной практики, компании могут требовать от государства компенсацию. Но для этого они должны указать конкретные работы, исполнение которых не противоречило Общему плану города и решениям детального плана участка. Необходимо также представить все счета-фактуры, учет рабочих часов и другую бухгалтерскую отчетность, но до сих пор этого не было сделано. Рупшлаускис настаивает, что представители «Hanner» в общественном пространстве указывают только на возможные  убытки  — около 200 миллионов евро, но не фактические.

Найдите различия: история стадиона «Жальгирис» и киевский «Олимпийский»

Стадион «Олимпийский» в Киеве

Столкновение Авулиса с футбольными болельщиками, городскими властями и заинтересованной общественностью из-за стадиона за его долгую профессиональную жизнь оказалось не первым. Более масштабная история развернулась в Киеве. Строящийся им торгово-развлекательный центр «Троицкий» мешал реконструкции Национального спортивного центра (НСК) «Олимпийский» и подготовке к Евро-2012 на Украине, право, на проведение которого Украина выиграла совместно с Польшей. В их совместной заявке именно НСК «Олимпийский» был назван местом проведения финальной встречи. Украинские футбольные болельщики даже собирались устроить там «футбольный майдан».

У этой украинской истории счастливый для спортивной общественности конец. Теперь стадион «Олимпийский» является основным местом проведения домашних матчей национальной сборной Украины по футболу, а с 2012 года он снова стал домашней ареной футбольного клуба «Динамо» (Киев). На футбольном поле НСК «Олимпийский» проходили футбольные матчи Олимпиады-80, а в 2012 году — финал и закрытие чемпионата Европы по футболу 2012 года. А в 2018 году «Олимпийский» примет финал Лиги чемпионов УЕФА. Украинская пресса тех лет писала, что именно Чемпионат Европы спас их легендарный стадион от печальной участи оказаться на задворках торгово-развлекательного центра в 1000 кв. метров.

Украинские спортивные функционеры, градоначальники и другие ответственные люди сейчас эту историю вспоминают неохотно. «Новая газета – Балтия» связалась в Киеве с бывшим главой Управления информационной политики Украинской федерации по футболу (ФФУ) Сергеем Васильевым, правой рукой Григория Суркиса — тогда вице-президента УЕФА и главы ФФУ, в недрах которой еще в 2003 году родилась идея подать заявку на проведение на Украине Евро-2012. Васильев, тем не менее, отметил, что амбициозным украинским планам тогда мешал не только литовский бизнесмен, но и российский металлургический магнат Вадим Новинский, который впоследствии получит украинское гражданство.


В самом деле, Авулис пытался строить ТРЦ «Троицкий» до июля 2007 года, а затем неожиданно вышел из игры.


За $20 млн. Авулис уступил свою долю в Новинскому, а тот еще год препятствовал сносу «Троицкого».  В итоге вместо 2 гектаров под «Троицким» Новинский в качестве компенсации за его снос получил 80 гектаров лесной площади у ВДНХ стоимостью 40 млн. долларов.

В «Hanner» отказались изложить свою позицию в этой истории, ссылаясь на занятость. Пресс-секретарь главы компании Ритис Залога сообщил, что они «отнесутся с пониманием, если публикация «Новой газеты — Балтия» выйдет без комментария компании». Но 10 лет назад Авулис очень охотно делился с прессой своим негативным опытом инвестирования на Украине.

«На сегодняшний день ситуация в Украине настолько непредсказуема, что ее даже сложно описать. Мы ожидали, что в Украине будет все-таки больше порядка, что уменьшится уровень коррупции, бюрократизма. Но за три года мы так и не получили того, чего ждали. Наше отношение ко всему этому можно, пожалуй, описать такими словами: мы сегодня очень разочарованы тем, что сейчас делается в Украине. Мы не видим больших перспектив для своих инвестиций в Украине. В этой ситуации украинский рынок уже не является для нас интересным», — сказал тогда Авулис украинскому изданию «Главред».

Украинские газеты тогда отмечали, что по итогам 2008 года проектный портфель Hanner составлял 993 млн. евро, а около 60% развиваемых проектов находились на Украине, из которых большая часть — жилая недвижимость. После ухода из Киева «Hanner» обещал сосредоточиться на своих проектах в Одессе и Крыму, потому что там легче, по их мнению, договориться с властями.

Глава Hanner настаивал на том, что они получили все необходимые разрешения на строительство центра, но когда построили половину, инвестировав 45 млн. долларов — ровно половину сметы — услышали, что он может помешать эвакуации болельщиков с находящегося неподалеку стадиона, а вместе с тем, помешать Украине получить право провести чемпионат Европы по футболу. В «Hanner» тогда также пожаловались, что за 2 года простоя на 40%-50% подорожали стройматериалы, повысив стоимость строительства на 20-30 миллионов долларов. Если бы не проволочки, к 2007 году «Троицкий» уже бы сдали в эксплуатацию. По словам Авулиса, он привлекал международных экспертов, чьи выводы гласили, что центр не станет препятствием для эвакуации и не ограничит ее возможности. Но в УЕФА заняли иную позицию.


Авулис в свою очередь сообщал также, что вопрос «Троицкого» трижды поднимался во время встреч президентов Украины и Литвы (Ющенко-Адамкус). Последний раз — в ноябре 2006 года.


Человек из окружения Суркиса рассказал, что Авулис даже приглашал участвовать в украинском проекте литовского предпринимателя, ныне скрывающегося в России, Владимира Романова. В Литве Романов является ключевой фигурой истории с потерей стадиона «Жальгирис». Он получил стадион почти даром, на протяжении десятилетия вынашивал планы построить там новый стадион с коммерческой выгодой для себя, но банкротировал и сбежал в Москву. Собеседник газеты связывает на тот момент большую уверенность Авулиса в положительном для себя исходе дела из-за слабой на тот момент позиции Суркиса после Майдана 2004 года, когда тот даже на полгода покинул страну. После выигранной заявки на ЧЕ Суркис снова стал вхож в правительство.

Небезопасный стадион

Конфликт был посеян еще в далеком 2002 году городской администрацией Омельчинко, когда члены Киевсовета передали в пользование ООО «Юджин» (часть акций которой впоследствии приобретет Авулис) земельные участки для строительства, дальнейшего обслуживания и эксплуатации торгово-делового комплекса перед НСК «Олимпийским». Член Киевсовета от фракции Блока Виталия Кличко Наталия Новак позже на страницах украинской газеты «Главред» рассказала, как происходил на самом деле этот землеотвод. По ее мнению, этот процесс прошел незамеченным для депутатов Киевсовета, поскольку они не всегда достаточно компетентны  в вопросах, за которые голосуют. Сначала земельный участок отводился двум физическим лицам, а уже намного позже был передан «Юджину». При выделении участка возникли проблемы, так как на нем в то время располагался  Троицкий рынок. Чтобы снести его, необходимо было предложить взамен что-то схожее — к примеру, построить торгово-развлекательный комплекс. Потенциальные девелоперы тогда обещали, что вместо первого этажа торгового центра будут сплошные арки, чтобы можно было свободно проходить под зданием, и оно не мешало потоку людей. Эти аргументы подействовали на депутатов Киевсовета. Впоследствии, именно узкие проходы стали камнем преткновения в уже начатом строении ТРЦ — они помешали бы эвакуации болельщиков с реновированного 70-тысячного стадиона, что в УЕФА не могли допустить. В феврале 2006 года Международная федерация футбольных ассоциаций (ФИФА) заявила о намерении запретить проведение официальных футбольных матчей на НСК «Олимпийский» в Киеве в случае продолжения строительных работ возле стадиона.

Суркис потребовал прекратить строительство «Троицкого» еще в ноябре 2005-го. Но к его доводам серьезно начали прислушиваться только после успеха украинско-польской заявки в первом тендерном раунде Евро-2012 в марте 2006-го. А осенью 2007-го случилась очень показательная история. Тогда на матче с участием действующих чемпионов мира «Олимпийский» стадион наполовину пустовал, поскольку, руководствуясь требованиями безопасности, министерство внутренних дел Украины попросту запретило заполнять 80-тысячную чашу более чем наполовину. Так стало понятно, что история со строительством «Троицкого» рискует вытеснить из Киева футбол.

Болельщики и власти

В украинской прессе самого Авулиса назвали «испугавшимся литовцем». Однако Авулис несколько лет боролся действительно бесстрашно. Он правомочно напирал на право собственности, святость инвестиционного климата, впечатлял размерами капиталовложений, предлагал корректировки, проводил экспертизы, кричал о миллионных убытках, угрожал судами и исками, до последнего отказываясь прекратить строительство, указывая на то, что все его документы в порядке, а ожидания законны.


Но когда в 2009 году киевский горсовет приступил к созданию Генерального плана развития Киева (литовского аналога Общего плана — главного документа о развитии города), украинской общественности открылось, что по действовавшему до тех пор Генплану, площадь около «Олимпийского» должна была остаться нетронутой.


Знал ли об этом Авулис с самого начала или нет, история умалчивает.

По словам Васильева, Авулис развернул на Украине обширную информационную кампанию против Суркиса.

«Общественность качали в разные стороны. Все те, кто строил на площади какие-либо сооружения и пытался освоить ее не под спортивный функционал, а под коммерцию, естественно, бросили большие деньги на формирование общественного мнения. Они начали дискредитацию Суркиса, который на тот момент был президентом федерации футбола. Они пытались привязать какие-то якобы коммерческие интересы Суркиса к несуществующим компаниям. Писали, что Суркис пытается избавиться от одного инвестора, чтобы привести в этот процесс своих», — рассказал Васильев «Новой газете — Балтия».

Поддержка футбольных болельщиков, по словам Васильева,  была безоговорочной и даже отчаянной.


«Болельщики, киевские и не только, для которых НСК «Олимпийский» является и памятью, и сегодняшним днем, люди, которые любят футбол, безусловно, встали на сторону Суркиса, и на сторону Федерации футбола. Там были массовые акции с обеих сторон.


Со стороны инвестора нанятые, ангажированные люди, которые пытались организовывать пикеты, а с другой стороны — реальные болельщики, которые не давали возможность, в том числе и технике, дальше работать по возведению здания торгового центра»,  — сказал Васильев.

Он считает, что присутствие интереса со стороны властей было одним из определяющих факторов успеха.

«Суркис сумел объяснить высшим эшелонам власти, что если этот бизнес-проект будет преобладать над государственными интересами, то репутационные риски очень велики. Припоминаю, был даже указ президента по этому поводу, за исполнением которого следила Генпрокуратура. Органы власти были выстроены в жесткую иерархию. Этот процесс не мог происходить просто по умолчанию, как часто бывает: народ возмущается, а строители строят — здесь такого не могло быть».


Комментарии

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.