«Кроткая» Лозницы в Латвии — о том, что болит

«Кроткая» Лозницы в Латвии — о том, что болит

18 сентября 2017 17:48

Показ нового фильма Сергея Лозницы «Кроткая», который прошел в рамках Рижского кинофестиваля, ждали с особым вниманием. В конце концов, Лозница стал победителем одного из предыдущих Рижских кинофестивалей с фильмом «Событие». На сеанс в Splendid Palace режиссер прибыл лично.

Публике его представлял глава ArtDocFest Виталий Манский. «Это мой большой личный друг, — сказал он. — Раньше его можно было представлять, как режиссера из России. Теперь я, уже три года живущий в Риге, представлю его так: Лозница. Германия!».

Новая лента Сергея, уже участвовавшая в конкурсе Каннского кинофестиваля, в Риге на сей раз была представлена не в рамках ArtDocFest/Riga, а в программе Home Made, где демонстрировалось кино, снятое в Балтии. Устроители кинофестиваля специально вставили художественный фильм Лозницы, который длится два с половиной часа, в эту программу, поскольку он снимался преимущественно в  латвийском Даугавпилсе, который предстал в фильме в качестве городка из российской глубинки.

«В России не получилось снимать», — говорит Лозница. «Ах, как тебя там ждут, в России!» — иронично воскликнул Манский.

Упыри и бандиты  попадаются на скорбном пути главной героини, разыскивающей своего супруга. Это действительно по мотивам Федора Достоевского, хотя действие перенесено в наши дни и непосвященный даже не заподозрит о парафразе русского классика, ведь... все актуально. Но тут уж скорее есть и аналогия с Францем Кафкой...

«Смею утверждать, что Достоевский действительно пророк, провидец, — сказал Сергей Лозница после фильма. — Страна-тюрьма, как образ жизни, все, как всегда. Но у России есть еще одно качество, которое другим народам понять не под силу. Это бесконечный и всенародный садомазохизм, подмеченный еще самим Достоевским. Это трудно понять умом, потому что нет ему никакого прагматичного обоснования. Все повторяется и движется по кругу, как в дурном сне. Это как в Кафке, в его «Процессе»...»

Сергей Лозница (фото автора)

Зачастую очень «длинные» кадры — например, лицо главной героини, стоящей напротив тюрьмы, в кадре держится почти минуту. Кто-то из профессионалов говорит, что это издержки документального прошлого Лозницы. А для него это, судя по всему, претензия на новое художественное слово.

В конце фильма — сцена жесткого насилия над героиней этими упырями в автозаке, что справедливо напомнило многим аналогичную сцену из «Хрусталев, машину»  Алексея Германа. После этой сцены героиня просыпается на вокзале — то ли это был все сон, то ли наяву?

«Как завершить эту бесконечную тему? Я не знаю. Поэтому дал право выбора зрителям», — говорит Лозница.

«А есть ли вообще надежда?» — спросили у Сергея после. А он философски ответил: «Посмотрите на картину Брейгеля «Надежда» — там все ответы» . Кстати, режиссер заметил, что в оригинале кроткая кончает самоубийством — в фильме она все же пытается выбраться из заколдованного круга.

«Ваш фильм уже получил прокатное удостоверение в России?» — поинтересовался обозреватель «Новой газеты — Балтия».

«Для меня, конечно, важно, чтобы картину увидели в России. В конце концов, фильм о ней. Хотя зачастую мысли, заложенные в фильм, актуальны и для других стран, в которых мы показывали ленту, например, в Мексике. А что до России, то  шансы получить прокатное удостоверение, недавно придуманный «паспорт для фильма», есть. И картина вот-вот его получит. Но уже известно, что надо сделать шесть «пи». То есть, вычеркнуть шесть моментов. Надо будет запикать мат и еще замазать одну свастику, которая фигурирует в сцене с участием Лии Ахеджаковой, играющей правозащитницу. Вот это для меня странно, ведь в «Семнадцати мгновениях весны» столько свастик, что просто удивляешься, что его постоянно показывают».

Что до проката во Франции, то там «Кроткая» не сходит с экранов уже пять недель, что «очень даже прилично».

Приятно, что это уже второй фильм, который Лозница снимал в Латвии. Первым был «В тумане», также показанный в Каннах. Роли в нынешнем фильме играли ведущая актриса Даугавпилского театра Жанна Лубгане и одна из ветеранов Рижского русского театра им. М.Чехова Ирина Егорова.

«Большую часть актеров для картины я пригласил из екатеринбургского «Коляда-театра», — говорит Лозница. — В Екатеринбурге недавно была премьера, фильм приняли очень тепло. Исполнительница главной роли — Василина Маковцева из театра Николая Коляды, известного драматурга. И большая часть массовки и типажей околотюремного мира отобрал из бывших обитателей тюрьмы «Белый лебедь». Они ведь отличные актеры — по жизни. Им по основной профессии это положено. Кстати, и сам Коляда в фильме сыграл небольшую роль бомжа». 


Комментарии

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.