«Нельзя научиться бегу сразу»

«Нельзя научиться бегу сразу»

10 октября 2017 17:46

Эдгарс Симанович по профессии не спортсмен, а полицейский: девять с половиной лет проработал на страже закона и лишь в конце сентября уволился, чтобы окончательно посвятить себя спорту. Решился после того, как установил новый мировой рекорд — преодолел 144 километра 420 метров за 12 часов на беговой дорожке. Теперь в планах Эдгарса — суточный марафон в Австрии и карьера тренера. О том, почему бегать может каждый, Эдгарс рассказал «Новой газете —Балтия».

Расскажите, какая у вас была задача с самого начала? Почему вы решили пробежать именно эту дистанцию?

Когда я пробежал сверхмарафон в Греции, из Афин до Спарты, мы решили, что надо делать что-то новое. В Греции мы чувствовали, что нас поддерживает большое количество людей, но они далеко от нас. Сверхмарафон — это нечто длинное, твои болельщики не могут сопровождать тебя на протяжении всей дистанции. И мы решили делать что-то на месте, чтобы любой желающий мог посмотреть, как это выглядит. Мы стали изучать этот вопрос, и выяснили, что есть и такие рекорды — на беговой дорожке, и они тоже регистрируются. Ну и рискнули, начали готовиться.

Вы говорите «мы» — у вас какая-то команда?

Так получилось, что со мной работает друг детства и бывший напарник, в полиции мы с ним ездили в одной машине. В прошлом году он поехал вместе со мной в Грецию, во время забега следил за мной, готовил пить, есть, следил за моим темпом, делал массаж. Помимо этого он успевал общаться с публикой на Facebook.

Пиар-менеджер, можно сказать.

Ну, да. С этого года мы решили, что друг — это хорошо, но то, чем занимается он, — работа менеджера. Поэтому теперь мы так и говорим: в команде нас двое, я бегу, а он занимается всей организацией.

Сейчас мы будем готовиться к новым забегам — в том числе, искать финансирование. Хочется бороться за самые лучшие места, но для этого нужна тренировка — например, поездки в разные спортивные лагеря. Иногда само участие стоит денег: в Греции, например, нужно было заплатить 520 евро, чтобы зарегистрироваться.

У моего друга это получается — он умеет весит переговоры.

Ну вообще, это общая практика: есть спортсмен, который показывает определенные результаты, и есть люди, которые в него инвестируют.

В Латвии это проблема. Во-первых, сверхмарафоны — это не олимпийский вид спорта. В Америке и Азии к нему уже давно очень серьезное отношение, они лет на семь впереди нас. У нас такого нет. Раз не олимпийский вид спорта, никому из государства до него дела нет.

А частные инвесторы?

Надо искать. Стучишь в десять дверей — одна, может быть, и откроется. Это хорошо, я считаю. Некоторые честно говорят, что им это неинтересно, я уважаю такую позицию —куда хуже, когда человек до последнего говорит тебе «да», а в самый решающий момент говорит «нет».

У вас есть тренер?

Нет, тренера у меня нет. Сейчас я сам учусь на тренера по легкой атлетике и учителя физкультуры. С тренерами в Латвии проблема, если речь идет о сверхмарафоне — это очень новый вид спорта. До сих пор нет единой методики: как готовить человека, чтобы из него вышел хороший сверхмарафоновец. Так что смотрим и пробуем на себе.

Я как раз хотела спросить — как понять, какой способ подходит именно тебе?

Надо пробовать — по-другому никак. Индивидуально методику надо подыскивать каждому.

Вы говорите, что в Латвии методики подготовки к сверхмарафонам пока не очень разработаны. А как обстоят дела вообще в мире? Есть какие-то общие методики?

Есть, конечно, какие-то общие вещи. Например, на этапе подготовки ты устраиваешь большие тренировки два дня подряд. На второй день ты побежишь уже уставшим, но к этому чувству усталости нужно привыкнуть, потому что оно будет во время сверхмарафона.

Иногда надо устраивать тренировки на голодный желудок, потому что во время сверхмарафона наступает момент, когда ты тратишь больше калорий, чем можешь потребить, так что надо почувствовать, как это — бежать голодным.

Мне кажется, очень тяжело…

Надо просто подобрать правильный темп и правильно готовиться — не надо сразу стремиться пробежать сверхмарафон.



Сверхмарафон начинается с какой дистанции?

Свыше 42 километров. Классический марафон — 42 километра, 195 метров. Все, что больше, — уже сверхмарафон. Чаще всего это 50 километров, 100 километров, 100 миль, есть еще суточный бег, он набирает популярность. В этом году проходил такой чемпионат в Северной Ирландии, через два года будет суточный сверхмарафон в Австрии.

Вы планируете в нем участвовать?

Да, я беседовал с человеком, который формирует сборную Латвии, он пригласил меня участвовать. В Латвии конкуренция не такая большая. В странах побольше попасть в сборную не так просто, нужно пройти отбор, у нас с этим немного легче, свехбегунов в Латвии совсем немного.

Немного — это сколько?

Если считать и тех, кто бежит по асфальту, и тех, кто по пересеченной местности, то получится человек сто.

А в чем принципиальная разница в подготовке к бегу по асфальту и по пересеченной местности?

Я считаю, что надо уметь бегать и в лесу, и по горам, и по асфальту — тренироваться надо везде. Хороший сверхмарафоновец должен быть не только выносливым, но и быстрым: уметь быстро пробежать короткую дистанцию — 10 километров или полумарафон.

Быстро — это как?

Я считаю, что полумарафон за час 20 минут — это уже хороший результат. Это стереотип, что сверхмарафоновец может бежать исключительно долго и медленно. Лучшие в мире сверхмарафоновцы — быстрые.

А что касается тренировок — надо везде заниматься. Лес — это мягкое покрытие, полезно для суставов, но оно еще и труднее: там кочки и неровности, это тренирует разные маленькие мышцы, которые не прорабатываются на асфальте.

Нужно смотреть по самочувствию. Например, одна тренировка в лесу, следующая — на более ровной поверхности, чтобы ты отдохнул, потом можно устроить скоростную тренировку.

Расскажите, вы всю жизнь занимаетесь споротом?

Спортом — да, а бегом — последние семь лет.

А до этого?

До этого я жил в Риге, у меня во дворе была секция вольной борьбы, и однажды тренер предложил мне прийти и позаниматься. В результате я провел в этой секции семь лет.

Там тоже были соревнования?

Были, даже за границу ездили. Но сейчас я вспоминаю, насколько тяжело мне это давалось, по сравнению с другими мальчиками. Все было через силу, мне приходилось в три раза больше работать, чтобы добиться тех же результатов.

Почему? Это был не ваш вид спорта?

Наверное. Мне было лет 10−11, когда я начал, и приходилось себя просто ломать, чтобы заниматься дальше.

Но изначально вы все-таки не планировали связывать свою жизнь со спортом?

Нет. Я ушел — надоело, да и возраст такой был. Год не занимался спортом вообще, а потом увидел рекламу Рижского марафона и решил попробовать пробежать полумарафон. С первого раза пробежал за час 33 минуты — мне понравилось. Это было в 2008 году. Через месяц пробежал еще раз, за час 31 минуту, кажется. Потом снова бросил, наступили зимние месяцы — а через год решил попробовать полный марафон. Подготовка, конечно, была смешная. Я особо не тренировался — по крайней мере, не тренировался правильно. Надо же все делать осознанно: понимать, почему ты сегодня должен пробежать 10 километров, завтра 15, почему пульс должен быть таким-то. Тогда не было этого понимания.

Но в результате марафон пробежал — за 3 часа 38 минут. С этого все и началось.

В тот момент вы уже работали в полиции?

Да, я там проработал 9 с половиной лет. 22 сентября этого года я ушел.

Получается, только сейчас? Ушли ради спорта?

Да, хотя я пока не очень могу зарабатывать спортом. На всю Латвию есть человек пять, которые могут спортом зарабатывать — в теннисе, например.

Теннис, вообще, насколько я понимаю, один из самых потенциально прибыльных видов спорта.

Да, там денег много. Еще баскетбол. Но это совсем другой уровень.

Я ушел, потому что понял, что бег — это мое. Решил учиться, уже второй год учусь, хочу стать тренером, заниматься бегом и учить других. Да и потом, почти десять лет прошло — хочется что-то поменять.

Как вы все успевали, когда одновременно и в полиции работали, и учились, и тренировались?

Это сложно, к тому же в полиции у меня было 8 ночных смен в месяц — практически треть месяца. Тренировки — шесть семь раз в неделю, учеба, маленький сын — все это нелегко, но можно успеть. И жена много помогает.

Расскажите про свой нынешний рекорд. Вообще, есть такой отдельный вид спорта — бег на дорожке?

Нет, конечно. Иногда люди устраивают такие забеги, но это нельзя считать каким-то отдельным видом спорта.

Вы изначально ставили перед собой задачу: пробежать именно такую дистанцию?

Нет, мне было важно побить существующий рекорд хоть на десять метров. Рекорд Гиннеса — это вещь специфическая, к этому нельзя относится серьезно. Там же разные есть рекорды — например, марафон людей, которые бегут в костюме бутылки.

Но все равно же приятно было?

Конечно. Самое приятное в том, что я поставил перед собой цель и добился ее. А так, рекорды ведь для того и существуют, чтобы их кто-то побивал.

Вы готовились специально к этой дистанции?

Да, всю зиму я занимался в зале: там был и бег, и силовые упражнения. Потом, когда погода стала лучше, я все тренировки перенес на улицу. За три недели до забега снова провел пару тренировок на дорожке, потому что это все равно другие ощущения.

А сложнее или легче?

Я бы сказал, что немного тяжелее — не в плане бега, а в плане дыхания, в какой-то момент наступает нехватка кислорода. При той скорости мой пульс должен был быть на 20−25 ударов меньше, чем он был. Так что моя команда нашла и поставила два вентилятора, после этого бежать стало чуточку легче.

Километре на 80-м наступил кризис: пульс не падал, бежать становилось все сложнее, и я понимал, что впереди еще практически половина.

Но вы делали перерывы?

Да, шесть или семь раз. Пару раз отходил в туалет, пару раза дорожка остановилась по техническим причинам. Смешно было, когда дорожка показала 99 километров и 99 метров. Места для пятой цифры не было, поэтому дорожка перестала считать расстояние. Пришлось сбросить показатели и начать заново. Еще пару раз останавливались, чтобы помассировать мышцы.

Скажите, тяжело отходить после такого забега?

Дня два чувствовалось, что была какая-то серьезная нагрузка перед этим, по лестницам было неприятно подниматься. А на третий день у меня уже была тренировка. На самом деле, чем лучше ты готовился изначально, тем легче тебе потом отойти от таких сверхнагрузок.

Расскажите, как вы тренируетесь. Как выглядит ваш обычный день?

Ну, я просыпаюсь, завтракаю, иду на пробежку — легкий бег километров на 10, без каких-то серьезных задач, просто, чтобы проснуться, чтобы мышцы проснулись. Потом у меня или работа, или учеба, или какие-то другие дела. Вторая тренировка — вечером, это уже тренировка с задачей: на скорость, дистанцию или что-то еще. Иногда я устраиваю третью тренировку в день — упражнения на силу, чтобы организм был в целом выносливым.

В воскресенье я устраиваю себе выходной: многие тренеры считаю, что один день в неделю человек должен отдохнуть и физически, и морально, чтобы подготовиться к следующей неделе.

Что бы вы посоветовали людям, которые хотят начать бегать?

Я бы посоветовал им начинать медленно. Самая большая ошибка — когда люди сразу хотят бежать быстро и много. Я всегда всем советую бежать не кругами по стадиону, а до какой-то определенной точки и обратно, причем на одной скорости — чтобы не было так: я сделал рывок, а обратно плетусь еле-еле.

Еще один хороший вариант — бегать с партнером. И при этом вы должны свободно разговаривать друг с другом — это значит, что темп не слишком быстрый. Как только начинаете задыхаться — сбавляйте темп. Через несколько недель или месяцев темп повысится сам собой.

Не нужно стыдиться начинать с малого. Две минуты бежишь — три минуты идешь, можно начать с этого. Постепенно пропорции меняются.

Научиться бегать нельзя сразу — за пару недель. Организм привыкает постепенно.


Комментарии

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.