Профессия — учитель

Профессия — учитель

19 февраля 2018 11:53

Профессия учителя не пользуется особой популярностью среди латвийских студентов –– чтобы привлечь в школу молодых заинтересованных педагогов, программа «Iespējamā  misija» уже десятый год проводит подготовку специалистов. Чтобы стать ее участником, нужно окончить, как минимум, бакалавриат или получить высшее профессиональное образование второго уровня и отлично владеть латышским языком. 

Отбор проходит в четыре этапа: заполнение анкеты, интервью по телефону, проведение мини-урока и итоговое интервью. Тех, кто удачно справится с конкурсом, ждет теоретическое и практическое обучение, два года работы в школе и поддержка –– моральная и материальная в виде стипендии. «Новая газета — Балтия» записала монологи молодых учителей о том, с какими сложностями они столкнулись, как прошел их первый урок в качестве педагога и что стоит поменять в преподавании их предмета.


Мартыньш Гулбис, пять лет преподавал физику, основатель проекта Laboratorium.lv

До окончания университета я поработал в научном учреждении и технологом на мебельной фабрике –– ни то, ни другое меня сильно не затянуло. Когда я окончил магистратуру, возник вопрос: что самое толковое я могу сделать, где в моих навыках нуждаются больше всего? Образование –– та сфера, в которой я способен повлиять на общество и на подростков, которые еще не решили, чем будут заниматься в жизни. Возможно, я смогу склонить их в пользу естественных наук.

Первый год работы в школе был достаточно жестким: ночью я готовился к занятиям, утром –– проводил их. Сложно было все успеть. Увеличилось количество задач и ускорился ритм жизни. Поначалу было трудно действовать по правилам независимо от своего эмоционального состоянии и ситуации.

При этом я всегда считал, что все мы в первую очередь люди, а потом уже учителя и школьники. Для меня важно, чтобы в отношениях было понимание. Я не раз замечал, что если прийти в школу и преподавать исключительно свой предмет, никого им не заинтересуешь. Личность играет важную роль в обучении.

Самое важное и интересное в изучении естествознания –– практика. Учить физику и химию без экспериментов –– это как заниматься спортом, сидя на диване. Прочитать книжку можно, но если не проверить, как и почему все работает, будет непонятно и скучно. Один из самых ярких примеров –– натрий. Столовая соль –– это хлорид натрия, в которой он находится как положительно заряженный ион. А есть просто металл натрий без заряда. Ребята, когда записывают реакции и ионные уравнения, могут плюсик у иона поставить или нет –– им все равно. Но натрий с плюсиком, который есть в соли, можно смело положить себе на язык и съесть. А металлический натрий без плюсика положишь в воду –– он загорается и взрывается.

Чтобы у детей и подростков была возможность изучать естественные науки на практике, мы вместе с Владиславом Шавловским основали Laboratorium.lv. Сначала у меня был маленький кружок, куда приходили заниматься десять ребят, а Владислав создал программу с научными экспериментами для дней рождений. А теперь Laboratorium.lv –– это большой проект с разными направлениями, объединенными одной главной целью –– заинтересовать посредством практического прикосновения к науке. У нас есть и своя научная школа, и тематические шоу, и поездки в учебные заведения. Плюс мы организовали научный театр: раз в неделю проходит представление, на котором мы раскрываем определенную тему. Все происходит интерактивным образом –– мы вовлекаем ребят, и они тоже активно участвуют в процессе. А после посещения программы «Парадоксы научного мира» даже у взрослых меняется понимание мира. Например, возьмите металлическую проволоку, ложку и попытайтесь ее легко и аккуратно проткнуть. Это кажется волшебством и магией, но на самом деле это просто физика.

Елена Паршутина, четвертый год преподает историю

Трудно сказать, когда я решила стать учителем. Когда была школьницей, точно не думала об этой профессии. Идея стать педагогом, наверное, появилась, когда оканчивала бакалавриат факультета политологии ЛУ. Но после бакалавриата  в «Iespējamā misija» меня не взяли –– и я решила попробовать еще раз после магистратуры. Со второй попытки я попала в программу. 

Даже если ты учился на педагогическом, одно дело — теория, а другое –– когда ты остаешься с детьми один на один. Если вспомнить первые занятия, это была куча адреналина. Мне казалось, что все должно быть идеально, я спланировала урок буквально по минутам –– и пришли дети, которым это было не нужно. Наверное, первые полгода стресса было больше, чем удовольствия. Но, несмотря на все трудности, я понимала, что здесь могу что-то сделать.

Конечно, когда появляется новый учитель, особенно молодой, школьники думают: нужно его проверить. Некоторые десятиклассники поначалу периодически называли меня на «ты» –– скандалы я не устраивала, но напоминала, что роли у нас все-таки разные.

Заинтересованных в истории ребят немного. Может, из-за того, что в основной школе по ней обязательный экзамен и нужно заучивать большой поток информации. В десятый класс подростки приходят, уже зная, что история –– это скучно. Молодежь сейчас сильно нацелена на практическое применение –– ты им должен доказать, что эти знания пригодятся.

Поэтому я всегда использую историю как инструмент –– для меня она никогда не была просто академической дисциплиной. Если на уроках истории мы говорим не про даты и имена правителей, а следим за процессом развития общества, учимся работать с текстом, дискутировать и аргументировать свое мнение, используя разные языки одновременно, ребят охватывает азарт. Ты им даешь такой челлендж, тренировку практических навыков

Например, у меня сейчас есть ученик, для которого IT –– все, он видит свою жизнь только в этой сфере. Очень хороший воспитанный и мотивированный молодой человек, но поначалу он приходил на мои занятия с мыслью: зачем я здесь? Я ему сказала: я тебя прекрасно понимаю, не буду пытаться заставить любить мой предмет, но тебе же придется разговаривать с людьми, продавать свои проекты –– тренируйся на Древнем Египте, как строить аргументы, находить нужную информацию. К Древнему Египту восторга он все равно не испытывает, но задания старательно выполняет.

Я всегда стараюсь найти отличия или провести аналогии прошедших событий с настоящим временем. Сейчас, например, у нас тема про правителей Древнего Востока –– и мы сравниваем их и со Сталином, и с ситуацией в Северной Корее. Чем отличалась диктатура и власть одного человека тогда и сейчас? Какие плюсы и минусы у правителя-диктатора и главы демократического государства? Когда мы говорим о падении Древнего Рима и великом переселении народов, ищем параллели с кризисом и эмиграцией. Везде можно найти что-то похожее или противоположное –– и это интересно.

Марк Гитерман, шестой год преподает информатику и математику

Наверное, я редкий пример для программы «Iespējamā misija», но еще будучи школьником, работал волонтером в организации «Apdāvināto bērnu fakultatīvā skola» («Факультативная школа для одаренных детей») и хотел стать учителем математики. Но все-таки решил получить высшее математическое образование: оно универсальнее, и дает больше возможностей. В то же время я брал дополнительные лекции по педагогике, а также преподавал математику и компьютерные науки, программирование в кружках. Потом меня позвали вести факультативы по подготовке к олимпиаде по математике в Рижской 40 школе, а вскоре пригласили преподавать информатику. Учась в университете, я параллельно приобрел педагогический опыт и практику.

Я начинал с ведения кружков и факультативов, где мало учеников и они заинтересованы, –– у меня все получилось постепенно. И поэтому во время первого урока в рамках «Iespējamā misija»,  у меня не было чувства: вау, я первый раз в жизни вошел в класс. Плюс в самой программе есть обязательная практика в так называемой Летней школе, где участники занимаются с отстающими учениками, –– свой первый педагогический опыт они получают, преподавая там.

Попав в программу «Iespējamā misija», я начал работать в Рижской 22 школе. Все молодые учителя сталкиваются с одними и теми же проблемами. Например, отношение с учениками: ты хочешь быть к ним ближе и более открытым, но тогда их сложнее удержать. Они начинают думать: о, сейчас будет халява, можно побыть несерьезным, повеселиться. Но расслабиться очень легко — трудно вернуться назад в формальные отношения. Педагогу нужно уметь собрать класс и настроить на работу –– далеко не у всех это получается.

И тут есть очень большой плюс для участников «Iespējamā misija»: раз в две недели для них проводятся занятия. Ты приходишь –– и у вас у всех примерно одни и те же проблемы. Проговорить свои затруднения с людьми, которые сталкиваются с тем же самым, ––  очень важно. Во-первых, это помогает понять, что ты не один, во-вторых, вместе вы можете что-то придумать. В «Iespējamā misija» всегда есть поддержка: не только материальная, в виде стипендии, но и моральная. У тебя есть куратор, который четыре раза в год посещает твои уроки, плюс ты каждую неделю должен писать отчеты о проделанной работе, которые он комментирует. Но куратор –– инструмент не проверки, а поддержки. Если тебе нужна помощь, ты всегда можешь ее попросить –– и тебе ее окажут. Это очень ценно.

Информатику преподавать, мне кажется, было чуть проще: класс делится на группы и, как правило, дети работают с компьютером один на один, им это нравится и они не отвлекаются. Куда сложнее было преподавание математики. Сперва у меня был один пятый класс, и в этом же классе я стал классным руководителем. Ребятам в этом возрасте скучно решать примеры из учебника и тяжело усидеть на месте, не хватает движения. Я решил придумать задания, где они бы увлекательно изучали нужный материал, предположим, сложение многозначных чисел. Например, каждый ребенок получает одно многозначное число, они ходят по классу, ищут себе напарников, складывают свои числа, сверяют результаты. Сейчас, когда они в десятом классе, возникают абсолютно другие проблемы: как показать практическое применение математики, связь между темами и предметами, как понять всю логику того, что и зачем мы делаем.


Комментарии

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.