Французский скот на латгальском подворье

Французский скот на латгальском подворье

20 марта 2018 12:34

Чтобы добраться до крестьянского хозяйства Granti, надо отмахать от Риги без малого 300 километров на восток, проехать городок Лудза и еще немного по грунтовке. Это самая окраина Латвии — рядом граница с Россией. Для людей — шлагбаумы и пограничные столбы, а для диких животных — безвизовый режим. Стаи российских волков, говорят местные жители, забегают сюда часто и никого не удивляют. Зато настоящей экзотикой в этих краях являются коровы французской породы шароле. Разведение племенного скота — одно из направлений бизнеса Ритварса Тронса и его семьи. Мы пожаловали к нему в гости в начале марта, когда столбик термометра опустился в Латгалии ниже минус 20 градусов. И очень удивились, увидев прогуливающихся на пригорке «рогатых французов». С вопроса как же этим, по сути, южным животным не холодно в наших широтах и началась наша беседа с Ритварсом.


Волков бояться — коров не разводить

— Они здесь хорошо адаптировались и чувствуют себя комфортно, — говорит Ритварс, показывая на основную часть поголовья, размещенную в крытых загонах без внешних стен. То есть, опять же, на свежем воздухе. Рядом со многими буренками маленькие телята. И взрослые, и дети спокойно жуют корм, просовывая головы сквозь решетку изгороди. Замерзшими не выглядят, с любопытством смотрят на гостей.

— Тот человек, у которого мы во Франции покупали животных, говорит, что лет шестьдесят назад и у них замерзали реки зимой, — поясняет хозяин фермы. — Так что ничего страшного в этих морозах для коров нет. Теплые помещения им не показаны. Главное, чтобы дождь на лил с неба и было где спрятаться от ветра. Видите, уши у них покрыты густой длинной шерстью: зимой эта шерсть спасает от морозов, а летом — от комаров. Здесь, скорее, волков надо опасаться, а не холодов. Волки заходят со стороны России. Правда, пока случаев нападения хищников на наш скот не было. Раньше, когда держали овец, это было обычным делом. Особенно по осени, когда волчицы обучали охоте молодых волчат.

Впрочем, как говорит молодой фермер, французские коровки способны защититься от волков сами, а также защитить своих телят. Особенностью этой породы является сильный материнский инстинкт — в обиду детей никому не дадут. Внушительная масса тела и острые рога помогут справиться с хищниками.

Сегодня, правда, многие селекционеры стараются выводить безрогих коров, якобы для безопасности людей. Но Ритварс это не приветствует. Говорит, раз природой положены рога, значит, пусть будут. На вид взрослые быки шароле выглядят весьма устрашающе, но на самом деле они абсолютно не агрессивны. Напротив, спокойные, любопытные — подходят, обнюхивают.

И мясо, и молоко

Породу шароле, по словам Ритварса, вывели во Франции в 15-16 веках. Вначале она использовалась как тягловая сила, вместо лошадей скот запрягали в повозки. Коровы очень массивные и выносливые. Позже их стали использовать для получения мяса.

— Племенной скот шароле — чистокровная порода, которая предназначена для производства мяса и для скрещивания, — рассказывает наш собеседник. — С этой породой мы работаем уже около семи лет. Раньше у отца была молочная ферма – выращивали коров, которые давали молоко. Кроме того, у отца есть зерновое хозяйство, которое мы развиваем и сейчас. Так и начался наш семейный бизнес. Потом местный молочный комбинат обанкротился. После этого и решили сфокусироваться на мясных породах. Мы не были первыми, кто занимается в Латвии разведением шароле. Уже с 1997 года, насколько я знаю, сюда завезли таких коров из Франции. Но в Латгалии у нас конкурентов нет. Раньше у нас были так называемые белорусские шароле — похожая порода, выведенная в Беларуси. Но они поменьше, и вес у них тоже меньше.

Ритварс знает о мясных породах коров многое. Например, рассказал об одной бельгийской породе, мясо которой запрещено продавать в Европе, как генетически модифицированное, — у этих коров удален ген, контролирующий рост мышц. Смотрятся они как чемпионы по бодибилдингу. Но по последним сравнениям, у породы шароле мяса получается лишь немного меньше. Хотя эта порода чистая, которая выращивается на природных пастбищах.

— Главный, если можно так сказать, производственный плюс шароле – большой суточный привес при интенсивном кормлении, – продолжает нахваливать своих животных Ритварс. – Коровы прибавляют до 2 кг в сутки. Летом те коровы, которые не находятся на интенсивном вскармливании, пасутся на поле. Получают свою дозу солнца, травы и выгула. Это, как правило, коровы с телятами.

Несмотря на то, что порода шароле мясная, у этих коров очень хорошая молочность — теленок до пастбища, находясь, как мы говорим, на подсосе, набирает вес очень хорошо.

Бизнес и патриотизм

Производство живого мяса — не главное в семейном бизнесе Ритварса. Бычков и коровок здесь выращивают еще и как племенных производителей. А это задача посложнее, чем просто откормить животное до определенного веса и продать на мясокомбинат.

Всего в хозяйстве сейчас 80 голов скота. И очень важно определить, кто пойдет на мясо, а кто — на скрещивание. 

— Вызываем специалистов, которые оценивают каждое животное трижды: в возрасте 9 месяцев, 1 года и 16 месяцев, — делится технологией фермер. — Стараемся содержать и кормить телят с самого первого дня так, чтобы они выросли полноценными быками, которые могли бы быть пригодны для размножения. Поэтому как только бык начинает есть кроме молока грубый корм, даем ему дополнительно микроэлементы, муку, чтобы был здоровым и сильным. Племенных бычков начинаем продавать с 13 месяцев. С 16 месяцев они вполне готовы для скрещивания. Наши бычки качественные, и цена на них начинается от 2000 евро до 3500 евро за животное. Отдельные экземпляры могут стоить еще дороже.

Строго соблюдается роднокровность — до шести поколений. Стадо пополняется за счет своих быков и коров. Сколько живут племенные быки? У Ритварса самому старшему семь лет. Но по виду не скажешь, что уставший. До десяти-двенадцати лет бык может работать. Обычно таким ветеранам дают спокойно дожить — на мясо их не режут.

Мясным животным — тем, кто не прошел экспертную проверку в юности и был забракован, как производитель, повезло меньше. По словам Ритварса, выкармливают их до 16 месяцев и продают. После продажи они идут на убой. Именно до 16 месяцев возможно получить максимально эффективный живой привес породы шароле.

– Есть компании, которые предлагают свои цены в Латвии — ищем самые выгодные предложения, — рассказывает Ритварс. — Для продажи на экспорт телят до 16 месяцев много ограничивающих факторов: вес, возраст и соответствующая цена. Все довольно строго должно соблюдаться. Даже в цене нет большого люфта – она обозначена в соответствии с возрастом и весом. Еще недавно наше хозяйство продавало своих бычков в Турцию — маленьких, до шести месяцев, но это стало нерентабельно. Также мы поняли, что наши бычки к полугоду перерастают необходимый вес — весят больше, чем 300 кг. Поэтому нам выгоднее их подержать еще у себя до 16 месяцев и лишь тогда продавать. С этого года будем стараться так и делать.

В конце беседы мы поинтересовались у Ритварса с какими трудностями приходится сталкиваться их семейному предприятию. Не душат ли бизнес налоги.

— Налоги? А кто будет кормить государство, если не мы? — парень искренне удивляется. — Этот вопрос надо задать молодым людям, которые покидают Латвию — кто будет кормить их родителей? Тяжело, конечно, развивать бизнес, есть всякие подводные камни.

Например, поскольку у нас племенное хозяйство, то нам надо контролировать генетику — для каждого бычка надо сделать генетический анализ: зафиксировать отцовство и материнство. Эта услуга у нас в Латвии стоит около 120 евро за одного теленка. Сейчас Крестьянский Сейм ведет переговоры, чтобы как-то снизить эти затраты. В Германии такой анализ стоит всего 15 евро. Но я чисто из-за патриотических чувств делаю этот анализ здесь. А в год надо заплатить примерно за тридцать бычков. Сумма получается немаленькая. Понятно, что от своего патриотизма я не получаю никакой выгоды.


Комментарии

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.