Фронду пора заканчивать

Фронду пора заканчивать

16 мая 2018 09:58

В 2016 году ученые из Института Международных Отношений и Политических Наук Вильнюсского Университета провели исследование среди литовских избирателей. Представителям электората разных литовских политических партий задавались вопросы, касающееся их политических и идеологических ценностей, отношения к истории и внешней политике. Один из вопросов звучал так: «Правда ли, что при советской власти было лучше?». Положительно на этот вопрос ответили 15% сторонников консерваторов, 30% сторонников социал-демократов и 65% (!!!) сторонников Избирательной Акции Поляков Литвы — Союза Христианских Семей (ИАПЛ-СХС). Шокирующая цифра. Я готов допустить, что среди литовских поляков по СССР тоскует большее количество людей, чем среди представителей титульной наций, но в два-три раза больше? Мне кажется, ответ на результаты этого опроса кроется не в тоске по совку, а в слове «фронда».

О фрондерах каждый уважающий интересное чтиво читатель знает по занимательной книжке Александра Дюма «Двадцать лет спустя», известной как эпопея о «четырех мушкетерах и кардинале Мазарини». Кардинал Мазарини, пришедший к власти после правившего железной рукой Ришелье, был крайне непопулярным в народе первым министром. Он имел массу врагов и в парламенте, и при дворе. Летом 1648 года Мазарини сослал нескольких своих влиятельных врагов, в том числе герцога де Бофора. Тогда Парижский парламент заговорил об ограничении правительственного произвола в деле наложения новых податей и в лишении свободы. В ответ королева-регентша Анна Австрийская велела арестовать главу парламентской оппозиции Брусселя и еще некоторых лиц. На другой день началось довольно вялое народное восстание. Вместо того, чтобы по примеру Оливера Кромвеля, который всем узурпаторам, включая монарха, открутил бошки, парижане швыряли камнями в стекла, играли в войнушку на баррикадах, троллили регентшу стишками и периодически посылали Мазарини куда подальше. Одним словом, играли в известную французскую детскую игру с рогаткой, называемую «фронда», и в конечном счете… ни грамма не добились. Популярность парламента сошла на нет, а абсолютизм расцвел. Некоторые историки видят во Фронде карикатуру на Английскую революцию. В общем и целом, сегодня в русском (да и не только в русском) языке фронда является сегодня синонимом карикатурного недовольства властями, которое выражается лишь на словах, не сопровождаясь действиями.

Поляки Литвы — это неоднородная масса. Половина 200-тысячной общины живет в Вильнюсе. Она лучше интегрирована, хорошо владеет государственным языком, менее подвержена влиянию кремлевской пропаганды, ее политические пристрастия более разнообразны, экономическое и социальное положение лучше, а процент людей с высшим образованием выше, чем у поляков из сельских районов. Другая половина польской общины в Литве — это жители сельских окрестностей Вильнюса, населенных преимущественно национальными меньшинствами. Литовцы и литовский язык здесь явление довольно редкое, экономическая и социальная обстановка зачастую трагическая, а общенациональным партиям на эти районы, по большому, счету наплевать, так как в них безраздельно вот уже почти три десятилетия правит все та же ИАПЛ-СХС.

Я сам родился и вырос в Вильнюсе, но среди моих друзей, родственников, знакомых много жителей Вильнюсского и Шальчининкайского районов. Да и в течений последних 20 лет, занимаясь журналистским трудом, я много раз исколесил Виленщину вдоль и поперек, встречаясь с сотнями, если не тысячами местных жителей. Могу понять, когда по СССР тоскует пенсионер, которому надо прожить на 200-300 евро пенсий в месяц. Хотя и среди них я встречал множество прекрасных, светлых и не озлобленных людей, которые несмотря на лишения и проблемы твердили: сейчас жить лучше! И готовы были стоять за независимую Литву насмерть.

Но в одном из городков в окрестностях Вильнюса встретился мне однажды местный преуспевающий бизнесмен польского происхождения. У него прекрасный большой дом, несколько доходных квартир в Вильнюсе, транспортная фирма, какой-то заводик, производящий что-то. Одним словом, в деньгах он точно не нуждается. Слово за слово, рюмка за рюмкой — и мы с ним разговорились по душам. «Пан Станислав, — спросил я его, — так все же при Союзе было лучше или хуже чем сейчас?» «Лучше», — ответил твердо и безапелляционно пан Станислав. «Серьезно? А кем вы в то время были?» — удивился я. «Слесарем. Пятого разряда», — ответил он гордо.

Я не думаю, что пан Станислав, новоиспеченный миллионер, всерьез тоскует по Советскому Союзу и окладу в 300 рублей. Я не думаю, что школьники из Шальчининкай и Эйшишкес, которые несколько лет назад на вопрос «Кто для Вас является примером для подражания?» отвечали «Путин», — ярые путинцы и будущие «зеленые человечки». Они фрондеры. Как поется в одной известной частушке: «Мимо тещиного дома я без шуток не хожу. То под дверью ей нагажу, а то кукиш покажу...» А политической эманацией такой позиции является ИАПЛ-СЧС со всей свой совковостью, скрепами, вождизмом, антилитовскими заявлениями.

Почти три десятилетия литовское государство не обращало на Вильнюсский край и на национальные меньшинства внимания. Литовской политической элите казалось, что проблемы национальных меньшинств либо надуманные, либо решатся как-то сами собой. На все правомерные и неправомерные предложения и требования этих нацменьшинств, власть отвечала словами Шарика из Простоквашино: «Вот Вам домик индейский, Фиг Вам называется». Не стоит удивляться, что, сегодня, когда вопрос положения национальных меньшинств стал вопросом национальной безопасности, национальные меньшинства отвечают этой власти так же иррационально и по-фрондерски. Проблема в том, что еще ни одна фронда ничего путного не добилась. Чем скорее нацменьшинства это поймут, чем скорее сядут за стол переговоров — тем лучше. Литовская политическая элита к таким переговорам, по-моему, готова. Фронду пора кончать...

Александр Радченко, основатель Польского дискуссионного клуба в Литве


Комментарии

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.