"Сумасшедшая" лекция в день памяти сэра Исайи Берлина

"Сумасшедшая" лекция в день памяти сэра Исайи Берлина

14 декабря 2018 16:08

В рижском Splendid Palace состоялась юбилейная, десятая мемориальная лекция в честь великого философа и историка Исайи Берлина. Главным пунктом стала лекция историка из США, профессора Принстонского университета Стивена Коткина.

Но сперва был показан фильм о сэре, который, как известно, родился в латвийской столице, на югендстильной улице Алберта и прожил на ней, с небольшим перерывом, 11 лет. Это новый документальный фильм американского режиссера Джудит Векслер «Исайя Берлин: философ свободы» (2018), который рассказывает о жизни Исайи Берлина и наиболее важных ее моментах, оказавших влияние на его интеллектуальное развитие. Фильм создан с использованием архивных материалов и записей, а также на основе интервью с биографом Берлина Майклом Игнатьевым, литературным редактором Генри Харди, пианистом и писателем Альфредом Бренделем и многими другими.

«Меня зовут Исайя Берлин, и я из Риги», — он так и представлялся, уже живя на Западе, где издал множество книг по истории либерализма и будучи преподавателем в Оксфорде. Сам фильм оставил впечатление необычайной легкости, которая при этом подразумевает и необычайную глубину — редкое качество, присущее лишь мудрым людям. Сэр Берлин таковым наверняка и был. Зал во время часовой демонстрации фильма несколько раз реагировал дружным смехом в ответ на юмористические замечания сэра с экрана.

После небольшого антракта руководитель фонда DОTS, известный латвийский политолог Ивар Иябс пригласил на сцену профессора Принстонского университета Стивена Коткина, чтобы тот прочитал лекцию «Поворотные моменты: вчерашний и завтрашний мир». Профессор сразу же по-латышски поздравил Латвийскую Республику со столетием со дня ее образования. И с недавним столетием Александра Солженицына. Казалось бы, напрямую не связанные друг другом события, но, как выяснилось в дальнейшие полтора часа, профессор умеет виртуозно сочетать далекие, казалось бы, друг от друга факты, события. И в финале — аргументировать.

Профессор также сказал, что у нет такого таланта великолепного рассказчика, как у великого уроженца Риги, но он постарается. Он предупредил: «Это будет немного сумасшедшая лекция. Я же американец». И первая половина была совершенно классической. «Да так и я могу», — поймал я себя на мысли. Версальский договор 1919 года, окончание Второй мировой войны... Все логично —две из четырех основных вех столетия, анонсированных профессором. И как красная линия сквозь первую часть лекции отслеживались отношения СССР и США.

«А что произошло в 1979-м, помните?», — вдруг поинтересовался у зала профессор. Казалось бы, продолжая логику повествования, надо было упомянуть Афганистан, в который вторгся СССР. Но господин Коткин сказал, что знаковым для века событием  того столетия стал визит руководителя коммунистического Китая Дэн Сяо Пина в США. И, несмотря на различие политических систем, идет активное сотрудничество, и Китай сегодня — вторая экономика мира.

Развал СССР в 1991-м. «Что общего между фашизмом и коммунизмом? Только одно различие — коммунизм уже мертв». И далее профессор рассказывал элегантно, с юмором и без всяких обвинений об оставшихся признаках фашизма. Но что не стоит сравнивать «режим Трампа» и самого Трампа с тем же Муссолини только потому, что они оба громко говорят.  

А вообще не исключено, что совсем скоро все будет Китаем. Ну, или почти все. «Тут много молодежи и солидных людей, — сказал гость. — Понимаю, что обучение в Принстоне стоит тысячи долларов в год. Но если кто-то в одежде из секонд-хенда, посмотрите, где она сделана». Роль же России тут не первая, и не вторая. И будет ли вообще Россия через энное кол-во лет... Уже отвечая на вопрос из зала, господин Коткин запросто предположил, а не придет ли когда-нибудь Китай к границам той же Венгрии.

После официальной части профессор успокоил, что с Латвией будет все хорошо, и еще раз поздравил ее со столетием. Хотя за минувшие сто лет столько всего менялось, что даже в фантастическом романе представить было сложно. Поживем еще лет тридцать — увидим. Все может быть.


Комментарии

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.