Возвращение «Курска» — спасайте свои души

Возвращение «Курска» — спасайте свои души

18 марта 2019 09:53

Официальная премьера назначена на 20 марта в 19.30 в малом зале кинотеатра Splendid Palace, где ее сопроводит рассказ известного российского адвоката Бориса Кузнецова, представлявшего интересы родственников погибших моряков и написавшего впоследствии документальную книгу «Курск». Уже несколько лет он имеет официальный статус политического эмигранта в Латвии — можно догадаться почему, ведь так или иначе, но вину за печальные последствия аварии возлагаются на действующего президента России.

В фильме Томаса Винтенберга никаких обвинений не звучит. Это даже не привычный фильм-катастрофа. Там нет каких-то невероятных спецэффектов (ну, два быстрых взрыва, пожар, но это минут пять из почти двухчасового фильма), хотя продюсер ленты — сам Люка Бессон. Кино, вы удивитесь, местами почти арт-хаусное — с видами простого городка у моря, в котором живут семьи военных моряков. Чем-то напоминает мотивы «Левиафана» Андрея Звягинцева. Квартиры, правда, в кино чуть понаряднее, чем в действительности — все мы видели, как те семьи жили в 2002-м, когда «она утонула». Свадьба, полгорода на ней…

Впрочем, сам Борис Кузнецов рассказал для «Новой газеты —Балтия», что этот художественный фильм намного документальнее, чем некоторые российские аналоги. И это действительно так — история дней, когда оставшиеся в живых моряки боролись за жизнь, вмещается в «подводную» часть фильма, и там не до спецэффектов. Мы видим, как моряки просто совершали свою тяжелую работу. Совершили подвиг, заглушив первым делом реактор, а иначе ох беда была бы — не миновать второго Чернобыля, на сей раз морского.

Кадр из фильма

Самое интересное, что фильм сделан на «проклятом Западе», но в нем от начала до конца ощущается глубокое сочувствие к российской трагедии. Звучит мысль, что даже в самые тяжкие времена моряки всегда приходили на выручку к морякам. Даже во время войн. И основная мысль, к которой очевидно подталкивают зрителя создатели фильма — почему Российская Федерация отказалась принять помощь от Великобритании и Норвегии? Военная тайна? Национальная гордость? Или… просто обычное российское разгильдяйство.

Российский военный батискаф трижды стыковался с люком «Курска» и из подводной лодки раздаются радостные крики: «Мы спасены! Они приехали!» И трижды уплывал обратно из-за технической сложности стыковки и… устаревшей конструкции лодки спасателей. Были и хорошие лодки, но… их продали на Запад, чтобы возить богатых туристов поглазеть на затонувший «Титаник». Возможно, именно по такой причине этот фильм в России вряд ли покажут — ну а как же иначе? Самая большая невоенная тайна России — «там где тонко, там и рвется».

Но руководство нынче иное, чем во времена растопившей холодную войну «перестройки». Когда после землетрясения в армянском Спитаке Михаил Горбачев обратился к миру с телеэкранов: «Помогите!» И со всего мира начала поступать помощь. Тогда погибло 50 тысяч человек, еще больше стали бездомными. Ну, а тут всего 20-25 человек. Еще и военные, которые просто выполняли свой долг. И все же моральный выбор остается до конца — надо ли было соглашаться на зарубежную помощь, чтобы спасти эти жизни или позволить погибнуть геройски и мучительно?

Интересно все же предположить, как было на самом деле — моряки стойко исполняли до конца свой долг или все же могли проклясть за то, что их не спасли, когда это было вполне возможно. «Спасите наши души».

Кадр из фильма

Французско-бельгийский фильм основан на книге Роберта Мура «Время умирать: трагедия «Курска». Это художественное кино в том смысле, что до конца надеешься, что их спасут, хотя мы-то знаем, что никого не спасли. И понимаешь, что все же это артисты, весьма хорошие, кстати. Один легендарный Макс фон Сюдов в роли российского адмирала, которому мальчик на панихиде не ответил на приветствие, после того как военачальник подал ему руку. Но кино и документальное, потому что действительно так было — моряк написал письмо жене и сыну, обернув его в целлофан. В финале фильма вернувшийся на берег водолаз передаст маленькому мальчику, оставшемуся без отца, часы с руки погибшего. Прямая отсылка опять же к Звягинцеву — его первому фильму «Возвращение».        

«Нужно иметь ввиду, что фильм художественный, а поэтому стенания некоторых рецензентов, что все было несколько не так, не стоит принимать во внимание, — говорит господин Кузнецов. — Если «глубоко копать», то можно найти массу нестыковок и несоответствий действительности, но в фильме есть главное — традиционный российский подход к ценности человеческой жизни. Несколько кадров посвящается отказу от английской и вообще любой иностранной помощи, которая могла бы спасти жизнь 23 подводников в 9 отсеке под предлогом сохранения секретности. Правда еще страшнее, транспортному самолету английских ВМС, на борту которого находился спасательный аппарат, не дали посадку в Мурманске, и он развернулся в обратный путь. Второе, это бардак на флоте. Фильм прямо или косвенно говорит об этом. Обратите внимание на то, что спасательное судно «Михаил Рудницкий» в момент учений находится на базе, а не в районе учений. Спасательные аппараты, которые могли спасти 23 подводников, не могли присосаться к комингс-площадке спасательного люка по причине износа резинового манжета узла уплотнения. Правда еще страшнее. Спасательные аппараты в течение четырех лет нахождения «Курска» в составе российского ВМФ, не испытывали, на возможность их использования для спасения экипажа, а из-за конструктивного недостатка, заглубления комингс-площадки не было присоса.  

В художественном фильме есть эпизод, где четырехзвездный российский адмирал говорит о причастности к гибели корабля и экипажа некой иностранной державы. Попытки командования флота и руководителей учения свалить вину на третью силу продолжается до сих пор».

Стоит добавить, что фильм заканчивается титром — «в результате  гибели 118 моряков остались сиротами 71 ребенок». Думается, это посильнее много иного будет…


Комментарии

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.