Дирижер Федосеев в Риге и его секрет мастерства

Дирижер Федосеев в Риге и его секрет мастерства

25 апреля 2019 18:27

Его знают чисто визуально, пожалуй, все, кому больше сорока лет. Достаточно сказать, что народный артист СССР Владимир Федосеев — это телевизионная картинка советского телевидения, он дирижировал всеми важнейшими, в том числе, и правительственными концертами. И Большой симфонический оркестр им. Чайковского, которым Федосеев бессменно руководит уже с 1974 года, играл на панихидах трех генеральных секретарей ЦК КПСС — Брежнева, Андропова, Черненко… Факт исторический, документальный, но считать его «наказуемым» совершенно нельзя.

Сейчас ему 86 лет, он действительно живая легенда и один из старейших мастеров русской школы симфонического дирижирования. Помимо того, что он по-прежнему руководит своим оркестром в Москве, он первый приглашенный дирижер оркестра Токийской филармонии (с 2000 года), постоянный приглашенный дирижер Цюрихской оперы (с 1997 года) и Tonhalle Цюриха (с 2000 года). И, пожалуй, самый маститый дирижер, который является лицом русской музыки. Сейчас бы даже сказали — иконой.

Приятно, что на протяжении последних десяти лет он раз в год приезжает в Ригу, чтобы дирижировать Латвийским национальным симфоническим оркестром. Политика политикой, а искусство искусством — и счастье, что, несмотря на сложные отношения между Россией и Латвией, визиты маститого дирижера возможны.

Маэстро доброжелателен и строг одновременно. В разговоре с «Новой газетой — Балтия» он рассказал, что вообще не приемлет тот факт, что сейчас дирижерами становятся чуть ли не в двадцать-тридцать лет. «Опыт приходит только с годами, и по-настоящему дирижерами становятся только после пятидесяти», — сказал он. И ему беспрекословно верят — и музыканты, и слушатели.

В первом отделении Маэстро и оркестр дирижировал прославленным первым Concerto Grosso Альфреда Шнитке, который великий композитор написал в 1977-м и который стал программным сочинением для всей современной классической музыки. Солистами здесь являются два скрипача. Первыми исполнителями были, кстати, уроженец Риги Гидон Кремер и тогда его супруга Татьяна Гринденко. Сейчас солировали концертмейстеры главного латвийского оркестра Дарья Смирнова и Сандис Штейнбергс — это было практически безупречно. Музыкальная и трагическая история, которую можно воспринимать, как крушение всех надежд и последнюю попытку возродиться — отношениям между двумя людьми, а может, и во всем мире.

фото автора

И как продолжение этой темы — грандиозная Шестая («Патетическая») симфония Петра Чайковского, последняя, пятая часть которой под управлением Федосеева и его оркестра всегда звучала в Москве во время «пятилетки пышных похорон» (1982-1985). Детали:  понравилось, как великий дирижер одной левой рукой регулировал «уровень громкости» нашего оркестра. И как по воздуху рисовал интонации партитуры, четыре ноты в ряд за полторы секунды — духовым. А в целом — напрямую донесенное из далекого 1893 года завещание гениального композитора, для которого шестая симфония стала последним сочинением. И в финале — долгая-долгая пауза, тишина, которая поначалу прервалась аплодисментами, но дирижер без всяких эффектов, не оборачиваясь к публике, показал ей правой рукой — «Подождите…» И уже только потом — овации, вставание зала и цветы.

«Если сегодня и есть в Риге счастливые и потрясенные люди, то это публика Большой гильдии и Латвийский Национальный симфонический оркестр под управлением маэстро Владимира Федосеева, — сообщила сразу после концерта один из ведущих музыкальных критиков Латвии и переводчица Ольга Петерсоне. — Наш оркестр богат на супер-солистов (сегодня блистали скрипачи Сандис Штейнбергс и Дарья Смирнова), и я предчувствовала, что блестяще сыгранный Первый Concerto grosso Шнитке станет многообещающей прелюдией ко второму отделению вечера с Шестой симфонией Чайковского. Предчувствовала, но не могла предположить, что тысячу раз услышанная «Патетическая» превратится в событие такого масштаба и такого уровня. Эта дирижерская интерпретация и это исполнение заслуживают отдельной страницы в истории нашего оркестра. Лишний раз убеждаюсь в том, что тайна профессии дирижера в редкой способности совпасть одновременно с волей композитора, с возможностями оркестра и со временем. Ничего больше. Но вообще-то дирижерское искусство — попросту колдовство. Сегодня мы тому свидетели, мы это слышали».


Комментарии

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.