Книжная койка: день 1, Фолкнер

Книжная койка: день 1, Фолкнер

5 апреля 2020 10:12

Проект «Новой газеты» и Анны Наринской открыт на карантин. Один день — один рассказ

ОТ РЕДАКЦИИ


Рассказ — во многом недооцененный сегодня литературный жанр. Причем, недооцененный и издателями, и читателями. И тех и других не устраивает его некоторая несолидность. Издатели считают, что «сборник рассказов» это как-то мелко, и хоть и издают их, но пытаются представить чем-то иным, применяя самые разные эвфемизмы — «Роман в рассказах» или вроде того. Читатель же часто рассказ воспринимает как некоторое послабление, уступку себе. Вот роман прочитать, или длинный нон-фикшн какой — это да, интеллектуальное достижение, а рассказы, они что… облегченный, как говорится, вариант. Обидно, что такое отношение существует на пространстве языка, на котором писал Антон Чехов, но оно стало довольно стойким.

А ведь рассказ это совершенно особый организм. Он — даже когда подлиннее — рассчитан на вдох/выдох. На почти мгновенное превращение. Ты входишь в рассказ одним, а выходишь немного другим, но в отличие от, например, чтения романа, ты еще помнишь себя прежнего. Это поразительное литературное «было/стало», мало с чем сравнимый душевный опыт. Причем — перейдем к прозе жизни — опыт, который мы можем себе позволить при нашей занятости, которую никакой карантин не отменяет.

Но одна проблема с рассказами все-таки есть. Их написано очень много.

Конечно, можно довериться проверенным гениям. Возьмите сборник рассказов Чехова, Акутагавы, Мопассана —  вы не ошибетесь. Не ошибетесь, но останетесь внутри одного мира, одной интонации. Мы предлагаем другой опыт.

Каждый день мы будем выкладывать по одному рассказу, отобранному Анной Наринской, с ее небольшим вступительным словом. Рассказы разных авторов. Разных времен. Разных жанров. Разных настроений. Один день — один рассказ.


Уильям ФОЛКНЕР. «Полный поворот кругом» 

«Полный поворот кругом» вышел в 1932 году. Это рассказ про Первую мировую войну, куда Фолкнер не попал: добровольцем на фронт его не взяли, а пока он учился на летчика, война кончилась.

Это идеальный рассказ, рассчитанный именно на вдох/выдох. Законченная, симметричная зарифмованная внутри себя вещь, как будто суммированная своим названием. (Оригинальное «Turnabout» справляется с этой задачей немного лучше переводного: в «Полном повороте кругом» чуть больше торжественности, чем нужно, при этом перевод Елены Голышевой и Бориса Изакова очень хороший).

Это великий антивоенный текст и прекрасный текст про юность.

Слияние очевидное: ведь война не только физически уничтожает в основном молодых, но и убивает молодость души. Старит, изнашивает, выедает главную ее силу — возможность принимающего, радостного взгляда на мир.

И это торжество интонации недосказанности, которая во многом выразила ХХ век, — слишком невыносимый для того, чтобы по его поводу заламывать руки и кричать.

ЧИТАЙТЕ ПО ССЫЛКЕ (BOOKMATE)

Сервис Bookmate открыл бесплатный премиум-доступ для новых пользователей ко всем книгам и аудиокнигам на месяц.


Комментарии

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.