Литва открывается для Беларуси?

Литва открывается для Беларуси?

25 апреля 2020 09:09

Хотя в начале апреля лидеры Литвы и Беларуси обвинили друг друга в неправильных подходах к борьбе с коронавирусом, спустя три недели президент Гитанас Науседа неожиданно протянул руку Александру Лукашенко. Между главами государств состоялся исторический разговор, который заставил вернуться к дискуссиям об оттепели и примирении с Минском.

Десять лет спустя

Беседа состоялась в режиме видеоконференции: это был первый разговор Гитанаса Науседы с президентом соседней страны. Примечательно, что пресс-службы лидеров двух государств по-разному отчитались по итогам переговоров. Так, литовская сторона сделала упор на обсуждении «самого серьезного вызова сегодняшнего дня — пандемии Covid-19», а белорусы — на торговых делах.

«Состоялся обмен мнениями о мерах по предотвращению распространения вируса в обеих странах. Глава государства предложил Беларуси гуманитарную помощь в виде медицинских средств и необходимого оборудования для медработников», — сообщила пресс-служба литовского президента.

К слову, днем позже Науседа сообщил, что его белорусский коллега «не выразил желания получить поддержку», а ограничился лишь благодарностью за готовность к содействию.

Ключевое значение Литва уделила запуску Белорусской АЭС. На данный момент это главная причина натянутых отношений Вильнюса и Минска. Из-за протестов Литвы против строительства атомной электростанции политические отношения между странами оказались фактически заморожены. В последнее время риторика первых лиц Литвы в адрес Беларуси немного смягчилась, ведь формально объект уже готов к эксплуатации, однако Вильнюс по-прежнему настаивает, что площадка для стройки небезопасная, а сама станция — это инструмент давления на Минск со стороны России. По этой логике, в долгосрочной перспективе этот проект отрицательно скажется на белорусской экономике.

«Белорусская АЭС, особенно место ее строительства вблизи столицы Литвы является больным местом в отношениях не только Литвы, но и Европейского союза с Беларусью. Мы полагаем, что строительство электростанции является дополнительным бременем для белорусской экономики, использующей предоставленные Россией кредиты, которые надо будет вернуть», — сказал глава Литвы после беседы, подчеркнув, что республика может помочь снизить зависимость РБ от российских энергоресурсов и сопутствующей инфраструктуры.

В то же время администрация президента Беларуси заострила внимание на других аспектах — экономической повестке. Термин «Белорусская АЭС» вообще не упоминался, вопрос о мерах по борьбе с коронавирусом так же занял второстепенное место, исходя из заявления пресс-службы.

«Главы государств обсудили широкий спектр вопросов двустороннего сотрудничества. Особое внимание президенты уделили развитию экономических отношений. В частности, литовской стороной был затронут вопрос увеличения поставок товаров и грузов с использованием инфраструктуры Клайпедского порта. Также президенты подробно обсудили тему диверсификации поставок энергоресурсов — нефти и газа. Стороны договорились поручить министрам энергетики двух стран проработать вопросы энергетической безопасности», — сообщила пресс-служба главы Беларуси.

Несмотря на то, что это были обычные переговоры двух лидеров соседних стран, разговор Науседы и Лукашенко — дипломатический прорыв. Главный советник президента Литвы по вопросам внешней политики Аста Скайсгирите-Ляушкене заявила, что беседу можно смело назвать исторической.

«Последние переговоры между президентами Литвы и Беларуси были в 2010 году. Таким образом, можно сказать, что этот разговор спустя десять лет — исторический», — отметила советник, выступая перед журналистами.

С нефтяной трубы — на танкер и цистерны

После трехмесячного нефтяного конфликта, когда поставки нефти из РФ в Беларусь практически прекратились, Минск и Москва, наконец, смогли заключить контракты: нефть потечет на белорусские НПЗ в Мозыре и Новополоцке, однако за эти месяцы Минск расширил географию цепочек снабжения. Одним из ключевых мест перевалки жизненно важного для белорусской экономики груза вновь стала литовская Клайпеда, и пока Беларусь не собирается отказываться от диверсификации поставок.

Почему этот вопрос крайне важен для Литвы? Причина проста — страна получает большие дивиденды от грузооборота. Белорусские грузы — одна из ключевых статей доходов Клайпедского государственного порта, а с учетом кризиса на рынке морских перевозок в странах Балтии значение белорусов для литовской экономики возросло. Напомним, что деятельность одного порта создает около 7% ВВП, косвенно же с активностью морских ворот страны связано 185 тысяч рабочих мест, а вся деятельность, с учетом косвенно связанной работы, создает 18% ВВП Литвы. Доля белорусского транзита занимает около трети всего грузооборота, но сегодня объемы перевалки стали еще больше — все из-за нефти.

Эгидиюс Лазаускас, директор LG Cargo — дочернего предприятия государственной железнодорожной компании «Lietuvos geležinkeliai» — говорит, что «Белорусская нефтяная компания» (БНК) рассматривает возможность заказывать по четыре танкера ежемесячно. Клайпедский нефтетерминал утверждает, что за год может принять около 3 млн нефтепродуктов для заводов в РБ. Говоря об объемах поставок, только за четыре месяца 2020 года через Клайпеду в Беларусь было доставлено около 400 тыс. тонн нефти. На фоне фатального падения грузооборота в портах Латвии — там объемы перевалки упали почти на треть — Клайпедский порт сохраняет лидерство, подсчитывая прибыль.

Не самая благоприятная ситуация на рынке морских перевозок сказывается на всех, в январе грузооборот в Клайпеде упал на 14% — это не такой серьезный спад, как в Риге или Вентспилсе, но все же существенный, однако уже в марте положение наладилось — во многом за счет нефти для Беларуси. В марте в порту обработали 4,5 млн тонн грузов — на 7% больше, чем годом ранее, и это лучший результат перевалки в истории порта за месяц.

Битва за таланты

Очевидно, что сегодня перед Литвой и Беларусью открываются новые возможности для партнерства. Вслед за экономикой и бизнесом в игру вступают политики и, похоже, запрос на оживление политического сотрудничества возрастает. Внешнеполитическая повестка — прерогатива президента, у Гитанаса Науседы есть свои «красные линии», но политику добрососедства никто не отменял. Глава страны четко обозначил этот вектор еще во время предвыборной гонки весной 2019 года, заявив, что хотел бы возобновить предметный диалог с соседом.

Не исключено, что недавний разговор придаст новый виток развитию комплексных отношений с Беларусью. Так, депутат Сейма Симонас Гентвилас — один из сторонников углубленного сотрудничества с Беларусью, инициатор первого общественного литовско-белорусского форума «Что нас объединяет?» — накануне представил свое видение ситуации. По его словам, Литва должна стать центром притяжения для молодых белорусов, открыв им все пути для учебы и работы.

«Ежегодно в Литве готовят около 2 тысяч специалистов по IT-технологиям, в то же время в двух часах езды от границы — в Минске готовят 15-16 тыс. абсольвентов. Напомню, что в масштабах всего бывшего СССР Минск был одним из ведущих центров математики и информатики. Этот потенциал сохранился. Если сегодня после того, как заняли Крым, литовская Паланга стала одним из главных курортов для белорусов, а Вильнюсский аэропорт — главным аэропортом для того, чтобы попасть в Европу, мы должны серьезно подумать над тем, чтобы привлечь и забрать к себе самых талантливых белорусов», — считает Гентвилас.

Депутат утверждает, что Беларусь — один из главных партнеров Литвы, в широком смысле этого слова. Он уверяет, что с культурной точки зрения литовцы и белорусы очень близки, а Литва может предоставить соседям площадку для самореализации.

«Западная Европа точно так же привлекает литовцев, почему мы не можем сделать того же, создав людям условия для работы? Экономика от этого всегда в выигрыше. В мире разворачивается борьба за таланты, и мы можем одержать в ней некоторые победы, предложив белорусам нашу свободу, нашу демократию, возможности для того, чтобы совершенствоваться. Мы вполне можем учредить стипендии для белорусских магистрантов, чтобы они учились на тех же условиях, что и местные жители. Почему нет? Однако начать этот процесс привлечения человеческих ресурсов и талантов нужно с Департамента миграции, который не успевает работать. В этом отношении мы проигрываем Польше. При этом я понимаю, что со мной согласны далеко не все, кто-то видит в этом какую-то угрозу. Например, я совершенно не понимаю консерваторов, которые порицают главу МИД Линаса Линкявичюса за то, что он едет в Минск. У нас могут быть совершенно разные взгляды на демократию и на ситуацию в целом, но дипломаты обязаны общаться и искать точки соприкосновения», — резюмирует Симонас Гентвилас.


Комментарии

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.