«Когда проголосовали за восстановление независимости, было счастье»

«Когда проголосовали за восстановление независимости, было счастье»

4 мая 2020 09:10

4 мая — красная дата в латвийском календаре. В этот день ровно тридцать лет назад избранный в ходе свободных выборов Верховный Совет Латвии, большинство в котором взяли сторонники Народного фронта, выступавшего за независимость страны, провозгласили Декларацию о восстановлении независимости Латвийской республики. Об этой уникальной дате вспоминают три знаковых героя того времени, голосовавшие за независимость — Дайнис Иванс, Янис Круминьш и Виктор Калнберз.

Дайнис Иванс, лидер Народного фронта Латвии, в 1990-м заместитель председателя Верховного Совета Латвийской республики:

фото LETA

— Это было сложное время. Чем ближе была дата открытия созыва Верховного Совета, назначенная на 3 мая, тем чаще в мой почтовый ящик попадали письма с угрозами. Витали шовинистические идеи, избранный от прокремлевского Интерфронта депутатом полковник Алкснис развивал идеи автономии Даугавпилса.

Накануне принятия Декларации о восстановлении независимости Латвийской Республики мы (я, председатель Верховного Совета Анатолий Горбунов, Илмарс Бишерс, Маврик Вульфсон и другие депутаты СССР от Латвии, выступающие за независимость) встречались с президентом СССР Михаилом Горбачевым. Это не было трудно, я был народным депутатом СССР. Нас провели в кабинет Горбачева через секретариат, через мгновение раскрылись боковые двери, вошел Горбачев и председатель Совета министров СССР Николай Рыжков. «Садимся друг напротив друга, с глазу на глаз», — Горбачев показал на длинный стол у стены.

«Михаил Сергеевич, мы хотим вас информировать, что 4 мая Верховный совет Латвии примет Декларацию о восстановлении независимости». Горбачев нас все время прерывал: «Смотрите, что происходит в Литве, они принимают такие решения ночью!» «Поэтому мы хотим вас информировать, Михаил Сергеевич... В выборах за платформу Народного фронта голосовали 74% человек, среди них и много русских. Наша Декларация предусматривает переходный период и переговоры с делегацией СССР о полном восстановлении независимости». Мы тогда думали, что этот переходный период займет много лет...

Разговор длился несколько часов. Горбачев особенно диалогов не допускал.  В конце беседы он ко мне подошел: «Вам, товарищ Иванс, надо подумать о пути, который вы начали. Я знаю, что вы говорите для зарубежной прессы и политиков. В моем распоряжении очень подробная информация. Это плохие разговоры. У вас могут возникнуть большие сложности в жизни и карьере».

Это было мое последнее посещение Кремля, в том числе и потому, что после 4 мая было принято решение об отзыве депутатов СССР от Латвии из Москвы.

3 мая открылась сессия Верховного Совета Латвийской Республики, интерфронтовцы призвали прийти к парламенту выступить с манифестацией протеста. Мы были все напряжены. Но они не пришли, потому что были тысячи сторонников независимости. 4 мая мы принимали судьбоносное решение, а за окнами на улице продолжалась «поющая революция». Председатель Верховного Совета Горбунов несколько раз просил по радиотрансляции собравшимся вести себя тише.

Нам для принятия Декларации нужен был 131 голос. Народ на окнами на улице Екаба считал вслух каждый голос — и когда мы достигли 131 голоса, раздались овации! Народ кричал: «Латвия! Латвия!» Это была победа! После голосования наступила эйфория, мы вышли из Верховного Совета и пошли на многотысячную манифестацию на набережную Даугавы. Помню, было вечернее солнце над Даугавой, коллега Интс Упмацис раскупорил бутылку шампанского! Рядом с восторгом стояли члены народного фронта Грузии, которая тоже в то время шла к своей независимости, как и страны Балтии». 


Янис Круминьш, депутат Верховного Совета, командор ордена Трех звезд, серый кардинал латвийской политики:

Фото из личного архива

— Я горжусь, что я простой сельский парень, но при моем участии была восстановлена независимость родной Латвии. Ну, не такой уж простой — в советские времена работал в главном информационном агентстве Латвии ЛАТИНФОРМ фотографом, ретушировал портреты первого секретаря ЦК Компартии Латвийской ССР Бориса Пуго. С чемпионом мира по шахматам Михаилом Талем играл и горжусь, что проиграл.

Еще за два года до принятия Декларации о восстановлении независимости Латвийской Республики я принимал участие в написании нескольких проектов Декларации. Помню, мы сидели, например, в квартире одного из национальных лидеров Эдуарда Берклава, на улице Ленина (сейчас Бривибас), а агенты КГБ были всюду. Они стояли в подъезде, делали вид, что читают городскую газету «Ригас Балсс», а я, мимо них пробегая, иногда хлопал их по плечу. Но они меня не трогали, но ходили повсюду, даже когда я за водкой ходил.

Я был избран от Риги, от центрального района, где было много и русских, и латышских избирателей. При этом я обошел коммунистического представителя Штейнберга, который был ректором университета, а также нашего уважаемого декана факультета журналистики Абрама Клецкина. Когда были дебаты, я его разбил на голову, ну что ж поделаешь. Я тогда был заместителем редактора газеты «Атмода», органа Народного фронта Латвии, выступавшего за независимость. Кстати, у меня работали и ныне опальный Владимир Линдерман, и теперь долголетний депутат Сейма Николай Кабанов, но это хорошие авторы были.

Когда проголосовали за восстановление независимости, было счастье, конечно. Но драматичнее было через год с лишним, во время августовского путча 1991 года. Я стоял в Верховном совете у окна и смотрел, идут ли танки к нам? И мы создавали новую Декларацию — уже о полной независимости, писали ее буквально на салфетках. Потом наступила независимость де-факто, и я счастлив, что видел много королей, президента Гавела, президента Буша-младшего — кого только не видел. Бориса Ельцина я выдвинул на орден Трех звезд, потому что он выступил за отмену шестой статьи Конституции СССР, которая провозглашала главенство Коммунистической партии. А потом он признал независимость Латвии все-таки. 

Конечно, многие независимостью распорядились по-своему — кто-то наворовал много, приватизировал. Но главное, что все-таки мы пришли в свободную Европу и мир. Но я считаю, что надо помнить и настоящих героев. Например, Яниса Юрканса, который потом стал первым министром иностранных дел восстановленной Латвийской Республики. С ним я и отмечу сейчас 4 мая, приеду к нему в поместье. Приеду с подарком — купил в антиквариате советскую медаль «30 лет Победы!» Потому что Юркансу в силу различных обстоятельств до сих пор не дают орден Трех звезд, а уж он-то заслужил, он один из создателей восстановленной Латвийской Республики! 

 

Виктор Калнберз, академик, Герой Социалистического труда и офицер ордена Трех звезд:

фото Оскара Лудвигса

— Надо сказать, что я голосовал не только за Декларацию о восстановлении независимости Латвийской республики, но и за восстановление Гимна и флага Республики. Так что в определенной мере можете меня считать борцом за независимость. В любом случае, для меня дата 4 мая 1990 года значима в моей личной биографии. В конце концов, все мои предки жили в Латвии и некоторые из них даже имели в прежние времена имущество. Жаль, конечно, что после восстановления независимости были и минусы — в частности, расформировали руководимый мною институт травматологии, который был, можно сказать, союзного значения. Но все равно отмечу дату — дома, в кругу семьи, не громко, учитывая нынешние обстоятельства и то, что я в возрасте. Пользуясь случаем, я бы хотел пожелать в это неспокойное время всем крепкого здоровья — вам лично, вашим близким и всем вашим читателям. 

 


Комментарии

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.