Традиционные ценности победили

Традиционные ценности победили

14 июля 2020 13:59

Все решили несколько тысяч голосов: действующий президент Польши Анджей Дуда переизбрался на второй срок, опередив конкурента Рафала Тшасковського всего на 2%. Комментируя свой результат во втором туре и рекордно высокую явку за всю историю Польши (а это почти 68%), Дуда обратился к своим сторонникам: «Все это свидетельствует о том, как сильно вы заботитесь о своей стране». Контроль над ней по меньшей мере в ближайшие три года — до следующих парламентских выборов — останется у консервативной партии «Право и справедливость», которая поддерживает Дуду и имеет большинство в польском Сейме. Hromadske анализирует итоги выборов.

Тшасковский, кандидат от оппозиционной «Гражданской платформы», до последнего уверял сторонников в своей вероятной победе. На это действительно были основания: после обнародования первых экзит-полов вечером 12 июля разрыв между кандидатами составил всего лишь 0,8%, и все могло измениться.

Большую поддержку Рафалу Тшасковскому накануне выборов оказали жители крупных городов, особенно Варшавы, мэром которой он был с ноября 2018 года, а также сторонники либеральных кандидатов, которые «выпали» из избирательной гонки после первого тура, и те, кому последние годы была не по нутру консервативная политика Дуды и его риторика о «польской душе».

Среди сторонников Тшасковского —  представители национальных меньшинств и мигрантов. Накануне и в день президентских выборов Hromadske пообщалось с ними об их электоральных настроениях, а также о надеждах и ожиданиях на ближайшие годы в Польше.

Интрига до последнего

«Интересно жить в стране, где за неделю до выборов не знаешь, кто будет президентом», — говорит hromadske Валентина Чубарова, российская правозащитница и антрополог. И шутит, что зато она хорошо знает, кто будет руководить ее родиной через десять лет. Валентина живет в Варшаве шесть лет, но пока не может голосовать. Впрочем, говорит, что среди ее знакомых — как мигрантов, так и представителей национальных меньшинств — есть сторонники обоих кандидатов.

Для всех результаты выборов до последнего были очень непредсказуемыми. Опросы перед вторым туром демонстрировали разницу между поддержкой Дуды и Тшасковского менее 1%. Причем так сильно она сократилась всего за две недели между первым и вторым турами: 28 июня у Дуды было на целых 2,5 млн голосов больше, чем у его конкурента. Очевидным преимуществом оппозиционного кандидата стала возможность привлечь на свою сторону электорат четырех главных соперников, которые выбыли из предвыборной гонки (несмотря на то, что взгляды у некоторых из них практически противоположные) — самовыдвиженца Шимона Головни, лидера аграрной партии Владислава Косиняк-Камыша, кандидата от левых Роберта Бедроня и, как ни странно, от крайне правых — Кшиштофа Босака.

«В последний раз столь интригующие выборы в Польше были в 1995 году, когда за кресло президента боролись Лех Валенса, первый президент независимой Польши после падения коммунизма, икона «Солидарности», и на тот момент довольно молодой политик Александр Квасьневский из посткоммунистической партии (Социал-демократии Республики Польша — ред.). Собственно, нынешнюю кампанию сравнивают с той, потому что кандидаты шли буквально процент в процент. И долгое время сохранялся довольно значительный процент тех, кто не решил, за кого он отдаст голос», — объясняет hromadske историк и журналистка Елена Бабакова.

Елена Бабакова (Hromadske)

Незначительная разница в рейтинге оппонентов дала надежду на то, что каждый голос может повлиять на результат. Поэтому большинство поляков все же определились и решили отдать голос за своего кандидата: как писала Gazeta Wyborcza, желающих проголосовать на выборах было так много, что в некоторых воеводствах приходилось использовать резервные бюллетени для голосования.

В большей части страны голосовать можно было только лично придя на участок (на этот раз даже без детей или родственников, которые не голосуют — вход ограничили из-за коронавируса). Лишь в отдельных гминах (наименьшая административная единица — ред.), где эпидемиологическая ситуация не стабилизировалась, можно было отдать голос по почте.

Тшасковский не планировал баллотироваться в президенты ранее 2025 года. Однако планы изменились, и оппозиционная «Гражданская платформа» выдвинула именно его — Тшасковский включился в гонку только 15 мая, почти через полгода после неофициального старта предвыборной кампании. А для Дуды это была возможность также расположить к себе новый сегмент электората — тех, кто выступает против вакцинации. В последние дни перед вторым туром Дуда заговорил об их поддержке — при том, что ранее даже ездил в США, чтобы договориться с Трампом о приобретении вакцины от коронавируса.

Но в целом коронавирус во время избирательной гонки отошел на задний план: политики больше не агитировали людей оставаться дома, устраивали предвыборные митинги, на которые, конечно, приходили без масок. Дуда даже ездил в Силезию, где встречался с шахтерами — в то время, когда именно там случилась вспышка коронавируса. Это особенность польской предвыборной кампании: агитация ведется не только в крупных городах, но и в регионах: прежде всего это важно для Дуды, поскольку значительная часть его электората — это как раз жители сел и небольших городков. Туда лидер чаще всего и направлялся на своем узнаваемом «Дуда-бусе».

Перед выборами Тшасковскому выразили поддержку нескольких крупных городов Польши. Кроме того, как и Дуда, он также ездил по регионам, а, находясь в Ольштыне, даже обратился к украинцам — пообещав им на украинском языке, что они «не будут разделены, потому что все являются гражданами нашей отчизны», подчеркнув таким образом, что они являются полноценной частью польского общества. Впрочем, такой «жест» в сторону национальных меньшинств — скорее исключение: на этом вопросе внимание особо не акцентировал ни один из кандидатов.

Президенты прошлого и будущего

«Хотите узнать, как голосуют русскоязычные меньшинства? Все, кого я знаю, за Тшасковского. По моему мнению, это потому, что он — просто меньшее зло. Для нацменьшинств у него нет никакой программы поддержки. Нас не устраивает, что решение в этой стране принимает только один человек, и это не Дуда», — говорит hromadske Светлана Некрасова, намекая, что вся власть в стране сейчас сосредоточена в руках правящей партии «Право и справедливость» и ее лидера — Ярослава Качинского. В Facebook в день голосования Светлана выкладывает фото с участка и призывает всех приходить на выборы.

Facebook (Светлана Некрасова)

Как отмечают эксперты, нынешняя президентская кампания оказалась для поляков поляризующей. Прежде всего потому, что Дуда и поддерживающая его партия «Право и справедливость» сделали ставку на националистические лозунги о «польской душе», которой якобы не хватает оппозиционному кандидату. Тшасковский перед выборами много говорил о необходимости наладить отношения с европейскими партнерами и мало — об истории и национальной идентичности. Но возраст и историческая память на самом деле не главное, что влияет на решения, за кого голосовать.

«Как показывает социология, более всего на то, за кого вы отдадите свой голос, в Польше влияет ваш гендер. Женщины гораздо более либеральны, чем мужчины. Среднестатистические мужчины выбирают гораздо более консервативных кандидатов, женщины — более либеральных. Здесь хороший кейс Кшиштова Босака, кандидата от правых, который отпал после первого тура, но набрал более 6% голосов. За Босака проголосовал каждый десятый польский мужчина, но только каждая 25-я польская женщина. Второе, что влияет — в каком населенном пункте вы проживаете. Чем больше населенный пункт, тем вы либеральнее», — говорит Елена Бабакова.

Действующие польские власти за несколько дней до второго тура пообещали расследовать вмешательство Германии в выборы. Мол, именно Берлин поддерживал Тшасковского и пытался повлиять на результаты выборов через публикации в польских изданиях, которыми владеет немецкий концерн Axel Springer.

В противоположность этому стоит напомнить, что все государственные медиа в Польше как раз подчинены правящей партии. О том, какой грязной в них была кампания против оппонента на выборах, свидетельствует доклад ОБСЕ. Его вывод таков: более 82% постов на странице государственного вещателя TVP в Facebook были откровенно ненавистническими. На тезис о вмешательстве в выборы у оппозиции тоже был контраргумент: накануне первого тура именно Дуда ездил в Вашингтон на встречу с Дональдом Трампом, и тот выразил свою поддержку действующему польскому лидеру.

Война с инаковостью

«Мне кажется, что люди не очень смотрят на вопрос внешней политики — его почти не было в избирательной кампании. Большинство людей беспокоит и большинству нравится, что Дуда и ПиС сделали много, чтобы улучшить жизнь обычном рядовому гражданину Польши, включая «программу 500» (программа социальных выплат на сумму 500 злотых ($127) родителям на каждого ребенка ежемесячно), которая хорошо заработала. Можно говорить, что это подкуп избирателей — но это было не только избирательное обещание, они это действительно реализовали. И если посмотреть на уровень жизни рядового поляка, то действительно в последние годы чувствовались улучшения», — говорит польский журналист Петр Андрущенко.

Еще одна «европейская» тема, которая очень резко определила настроение президентской кампании этот раз отношение к ЛГБТ-сообществу. Дуда решительно выступал за традиционную модель семьи и на своих предвыборных митингах запомнился гомофобными заявлениями вроде: «Нас пытаются убедить, что это люди. Но это всего-навсего идеология». Также предлагал внести поправки в Конституцию, которые бы запретили однополым парам усыновлять детей. Такая риторика из уст нынешнего и (на тот момент вероятного) будущего президента многим не понравилась. Впрочем, от ПиС и государственного телевидения она звучала регулярно, хотя и не так агрессивно, объясняет hromadske польский ЛГБТ-активист Барт Сташевский.

«Долгое время мы чувствовали неприятие от католической церкви, точнее от их прессы, которая в прошлом году говорила, что мы — "радужная болезнь", проклинала нас и призывала с нами бороться. Такая же риторика многие годы продвигалась партией ПиС, вероятно, не так сильно и концентрированно во времени, но в разные периоды. Также польское государственное телевидение использовалось как оружие против ЛГБТ-сообщества. Это чувствовалось в отдельных программах и документальных фильмах, которые создало польское телевидение по поручению правительства. Но в целом, я думаю, что польское общество — не гомофобное общество», — говорит Сташевский.

Facebook (Bart Staszewski)

Оппонент Дуды Рафал Тшасковский, напротив, известен тем, что будучи мэром Варшавы подписал «Хартию ЛГБТ+» в защиту сексуальных меньшинств. Впрочем, в своей предвыборной кампании он не акцентировал внимание на этом вопросе.

Новая традиционная Польша и ее соседи

«Я понимаю, что страна, в которой так говорят о меньшинствах, страна, где язык ненависти уже становится нормой — и на телевидении, и в жизни, которая становится менее безопасной, чем та, в которую я приезжала. Понятно, что с победой Дуды ничего суперстрашного здесь не произойдет — ни нацистской Германии, ни путинской России. Но атмосфера все менее комфортная, меньше свободы слова, больше напряжения в воздухе, ксенофобия — все это постепенно возникает здесь», — отмечает Чубарова.

Польша — мононациональная страна. Но несмотря на то, что исторически в отдельных регионах сосредоточены представители украинского, белорусского и других национальных меньшинств, Совет Европы в последние годы фиксирует рост нетерпимости по отношению к ним со стороны этнических поляков. Эксперты отмечают, что именно поэтому принципиальным на выборах для нацменьшинств было как раз голосование за Польшу, которая была бы государством польского народа, а не только этноса, комфортной для граждан Польши различного происхождения и вероисповедания.

Те, кто поддерживал очень «пропольскую» политику Аджея Дуды и партии ПиС, могут выдохнуть с облегчением: по крайней мере до 2023-го года, когда должны состояться новые парламентские выборы, а поддержка ПиС вероятно ослабнет. Накануне выборов у многих были опасения, что в случае победы Тшасковского Польшу ждали бы непростые времена, когда политические предпочтения президента не совпадали бы с решениями Сейма. Однако на самом деле полномочия президента в Польше ограничены, поэтому решительных изменений не стоило бы ожидать сразу. Что важно для соседей Польши — внешняя политика тоже не должна была особенно измениться.

И «Платформа», и ПиС поддерживают суверенитет и территориальную целостность Украины, осуждают аннексию Крыма, выступают за выполнение Минских договоренностей и сохранение санкций против путинского режима, пока Минские договоренности не будут выполнены, а Крым не будет возвращен Украине. Единственное отличие: ПиС в этой политике в отношении России больше опирается на американское влияние, в том числе и в Европе. Но это, вероятно, изменится раньше, чем в Польше произойдут парламентские выборы: в ноябре США выбирают нового президента.


АВТОР: ЕЛЕНА КУРЕНКОВА


Комментарии

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.