После нас хоть потоп

После нас хоть потоп

2 сентября 2020 13:31

Угрозы Лукашенко в адрес Литвы – блеф, отказ от Клайпедского порта подорвал бы важнейшую отрасль белорусской экономики и разрушил основы экономической политики Беларуси, которую сам он выстраивал не один год.

Александр Лукашенко вновь грозит «дать прикурить» Литве. По логике официального Минска, надоедливая соседка покушается на суверенитет Беларуси и наравне с Польшей гонит волну массовых протестов по городам и весям, по заводам и театрам, по соцсетям и телеграм-каналам. Непризнанному президенту это не нравится – накануне Лукашенко во всеуслышание заявил, что при желании может с легкостью разорить Литву, чей бюджет, как он полагает, настолько зависим от белорусского транзита, что страну можно смело
отправить в экономический нокдаун.

Лукашенко, выступая перед прессой, заявил следующее: «30% литовского бюджета формируют наши грузопотоки через Литву. <...> Поэтому поставим на место».

Белорусские и российские СМИ – в первую очередь именно они – активно растиражировали грозный посыл непризнанного ЕС президента. Вслед за заявлением в русскоязычном публичном пространстве стали множиться посты и комментарии о могуществе «батьки» и уязвимости Литвы, в адрес строптивых литовцев полетели стрелы от сторонников Лукашенко.

На сомнительных интернет-площадках, не упускающих возможности уколоть балтийские республики и в очередной раз заявить о скором экономическом крахе в Литве, который предрекают по десять раз на дню, появились сообщения о том, что Литва чуть ли не обанкротится после того, как формальный белорусский лидер воплотит свои угрозы в жизнь, но правда такова, что Александр Григорьевич сильно ошибся в расчетах.

Громкое заявление о том, что белорусские грузопотоки формируют треть годового бюджета Литвы – миф. Миф, сказка, ошибка, сознательная ложь, манипуляция и так далее. Называть это можно как угодно, но факт остается фактом – что в реальности, что на бумаге таких цифр не существует. Очевидно, они присутствуют лишь во Вселенной Александра Лукашенко, но от этого ситуация не меняется.

Каковы реальные цифры? Если говорить конкретно о той категории, которую упомянул Лукашенко, то белорусские товаропотоки формируют около 0,03% литовского бюджета. Такие данные озвучил главный экономист Swedbank Нериюс Мачюлис. По другим оценкам, в 2019 году за счет обработки белорусских грузов в Клайпедском порту бюджет Литвы пополнился на 155 млн евро, что составляет около 1,4 проц. всех поступлений в казну.

При этом это не означает, что Беларусь не важна для литовцев. Напротив, очень важна, как и Литва для белорусов. Белорусский транзит, белорусский экспорт и реэкспорт, белорусский капитал, белорусский крупный бизнес, белорусский производитель, белорусский потребитель – все это очень важно для литовской экономики и жизненно важно для отдельных ее отраслей. Впрочем, успешное сотрудничество с Литвой и прочные торговые связи с соседом для экономики Беларуси важны не меньше, поэтому все угрозы Лукашенко – палка о двух концах. Если же он действительно решит воплотить их в жизнь, это будет подобно выстрелу в ногу.

Начнем с того, что Клайпедский порт – морские ворота Республики Беларусь. Именно через литовскую гавань крупнейшая белорусская компания «Беларуськалий» реализует свою продукцию на мировых рынках. Это предприятие уже давно стало полноценной составляющей порта. В 2013 году «Беларуськалий» заключил стратегическую сделку – выкупил 30% акций «Терминала насыпных грузов» (БКТ), принадлежащего бизнесмену Игорю Удовицкому – этот терминал смело можно назвать самым крупным портовым предприятием. Он концентрируется на перевалке минеральных удобрений, причем грузы «Беларуськалия» формируют около 98% оборота БКТ.

Говоря о деятельности Клайпедского государственного морского порта в целом, по итогам 2019 года белорусский транзит занял 30,5%. (14,1 млн из 46,3 млн тонн грузов) от общего грузооборота. Помимо прочего, белорусские грузопотоки обеспечивают около трети от общего объема грузоперевозок по железным дорогам Литвы. В роли основных клиентов, помимо «Беларуськалия», выступают «Гродно Азот» и «Белорусская нефтяная компания».

Иными словами, Литва – важный партнер, от которого нельзя отказаться в одночасье. Клайпеда – стратегический партнер, так как сюда белорусы вложили большие деньги. На территории порта, как и по всей Литве, работают предприятия с белорусским капиталом. Здесь налажены соответствующие связи, торговля, работа с руководством, трейдерами, заключены долгосрочные контракты, поэтому внезапное решение покинуть Клайпедский порт может обернуться катастрофой для «Беларуськалия», а это, напомним, — одна из
крупнейших компаний в Беларуси, стабильно пополняющая бюджет твердой валютой. На предприятии работают свыше 16 тыс. человек, косвенно же с его деятельностью связаны десятки тысяч человек.

В 2013 году сумма сделки между компанией «Беларуськалием» и БКТ обошлась первой в 30 млн долларов. Более того, в этом году Игорь Удовицкий публично заявил о реализации нового долгосрочного проекта – владельцы БКТ и их белорусские партнеры приняли решение увеличить пропускную способность терминала с 10 млн тонн до 16 млн. Это делается с расчетом на то, что БКТ в Клайпеде завяжет на себе не только удобрения «Беларуськалия», но и второго крупного белорусского производителя – «Славкалия». Стоимость проекта оценивается в 100 млн евро.

Таким образом, заявления Лукашенко лишены здравого смысла. Очевидно, что это были лишь декларативные угрозы, но, если формальный глава Беларуси и вправду осмелится пойти на такой шаг, заставив производителя отказаться от перевалки в Клайпеде, это приведет к немыслимым потерям. Они будут исчисляться не тысячами, а сотнями миллионов евро.

Реализация таких угроз стала бы невероятной глупостью, но даже если эта глупость случится, перевод грузов на российские или украинские порты займет очень много времени – на это уйдут годы.

Помимо прочего, такой шаг перечеркнет всю политику самого Александра Лукашенко. Долгие годы он заявлял, что диверсификация поставок – краеугольный принцип и основа экономической политики Республики Беларусь, и это действительно так. За счет грамотных тактических ходов на этом направлении белорусам удавалось удачно маневрировать, поддерживать баланс, выбивать скидки на перевозку грузов и шантажировать, в хорошем смысле слова, соседей. Благодаря этому те же сделки с литовцами заключались на
очень выгодных условиях.

Также диверсификация – условная подушка безопасности. Это лишает Россию возможности лишний раз давить на соседа, как это не раз происходило, например, с ценами на нефть. Минеральные удобрения – стратегический продукт. Если и он будет завязан на России, на разговорах про какой бы то ни было экономический суверенитет Беларуси можно просто поставить жирный крест, и это уже не говоря о том, что везти удобрения в Усть-Лугу будет означать, что государство обречет себя на огромные  финансовые потери. Кроме этого, скорее всего, придется заплатить солидные неустойки за разрыв долгосрочных контрактов.

К слову, и для России это не так выгодно, как может показаться на первый взгляд. Если переориентировать удобрения на порты в Ленобласти, значит, Лукашенко должен просить о снижении тарифов, причем не на 50%, а на все 100. Нужно ли это Москве? С экономической точки зрения – нет. С политической точки зрения – возможно, но бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Если РФ примет политическое решение просубсидировать прожекты «братского президента», то попросит у белорусов что-то взамен. Что именно?

Давайте вспомним события февраля 2020 года и попытки закрыть вопрос об объединении двух стран, а точнее о присоединении «второй» к «первой».

Продолжая разговор о Литве, следует еще раз подчеркнуть, что все угрозы Лукашенко будут иметь обратную силу, поскольку, несмотря на все политические разногласия, белорусы и литовцы крепко повязаны совместными экономическими проектами. Беларусь входит в десятку стран по объему литовских инвестиций за рубежом. Разрушение двухсторонних торговых связей и партнерских соглашений, которые строились годами, привело бы к необратимым последствиям, но это, скорее всего, не произойдет. В конце концов, такой шаг Лукашенко подорвал бы и без того не самую крепкую экономику страны и
стал бы уничтожением его собственного наследия.

С другой стороны, как справедливо выразился премьер-министр Литвы Саулюс
Сквернялис, «когда диктатура в отчаянии, все может быть».


Комментарии

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.