Чего ждать от Байдена

Чего ждать от Байдена

9 ноября 2020 12:28

Одним из слоганов президентской кампании Джо Байдена была фраза «Сделай Америку снова нормальной». В 1920 году кандидат республиканцев Уоррен Гардинг вел борьбу — и победил — под слоганом «Назад к нормальности». Тогда речь шла о возвращении к мирной жизни после потрясений великой войны. Теперь — о предсказуемости и надежности после четырех лет встряски, какую обеспечил стране импульсивный и самонадеянный 45-президент-шоумен.

Дональд Трамп отказался признать свое поражение. Это понятно. У него это не укладывается в голове. Он действительно верит в свой гений и жребий. Он уверен, что не может проиграть по определению. Даже свои банкротства он научился превращать в победы. Но это банкротство окончательное. Кредит доверия исчерпан. Удача отвернулась от него. Впервые за четверть века действующий президент не переизбран на второй срок.

Все испортил коронавирус. «Невидимый враг», как он сам назвал его, не подчинялся президентским указам и не реагировал на сердитую риторику главы государства. Его нельзя было расстрелять ракетами или упечь за решетку. Надо было что-то делать, а что — неизвестно. Трамп понадеялся на авось, растерял достижения первых трех лет и не сумел проявить хотя бы каплю сочувствия к жертвам пандемии. На первых дебатах Джо Байден демонстративно обращался не к оппоненту, а в камеру, к миллионам американцев:

«Сколько из вас встали сегодня утром и сели завтракать, но один стул был пустой, потому что кто-то из ваших родных умер от ковида? Сколько из вас потеряло мать или отца, и вы не смогли даже поговорить с ними перед смертью?»

«Моя семья потеряла состояние, потому что помогала мне управлять страной», — сварливо вставил Трамп.

«Речь идет не о моей или его семье, — по-прежнему глядя в глаза зрителям, сказал Байден. — Речь идет о ваших семьях, американцы».

Конечно, это была домашняя заготовка. Но, может быть, именно в эту минуту Трамп проиграл выборы.

Теперь он намерен драться до последнего патрона, но его союзники-однопартийцы, за некоторыми исключениями, дистанцируются от него, заявляют об уважении воли народа и о своей готовности работать с избранным президентом. Начинается исход чиновников из Белого Дома. Немудрено. Так устроен Вашингтон. Дональд Трамп — несистемный президент. Он требовал личной лояльности, но ничего не предлагал взамен и легко предавал вчерашних друзей. Обычно чиновников, берущих на себя грехи президента, вознаграждает система. Если приходится отправиться в тюремную камеру, тебя потом пристроят на хлебное место и позаботятся о семье. А с Трампа спроса нет.

Но хватит о нем. Что ждет Америку и весь мир при новом, 46-м президенте?

Две новости, хорошая и плохая, пришли в промежутке между днем выборов и победой Байдена. Министерство труда опубликовало очередной ежемесячный отчет о занятости. В октябре безработица сократилась на 638 тысяч рабочих мест по сравнению с сентябрем. Нынешний уровень безработицы — 6,9 процента трудоспособного населения. В феврале этот показатель был самывм низким за последние полвека —3,5, в апреле взлетел до 14,7.

Это хорошая новость. Плохая заключается в том, что 6 ноября, пока Америка ждала результатов голосования, коронавирус преодолел очередной символический рубеж: число подтвержденных случаев заболевания в США достигло миллиона.

С этими двумя реальностями Джо Байдену и придется работать.

В каком бы беспорядке ни находились дела нынешней администрации, их надлежит сдать команде избранного президента. Таков закон, и подчиненные Трампа его исполняют. После того, как в августе Джо Байден и Камала Харрис получили номинацию своей партии, высопоставленные должностные лица профильных ведомств регулярно докладывают им разведданные и другие наиболее важные сведения о положении дел в мире — точно так же, как докладывают президенту. В Белом Доме над переходом власти работает группа чиновников во главе с первым заместителем шефа аппарата Крисом Лидделлом. Переходная администрация Байдена насчитывает уже 150 человек, и в ближайшее время это число будет удвоено. Так или иначе акт сдачи-приемки будет подписан.    

Главная забота Байдена другая. В нормальных условиях политика в США делается во взаимодействии Белого Дома и Конгресса. А в Конгрессе положение его однопартийцев стало хуже, чем было. В нижней палате демократы сохранили большинство, но потеряли, по предварительным итогам, четыре места. Сенат, по всей видимости, останется под контролем республиканцев (окончательный результат зависит от двух повторных выборов в Джорджии, которые состоятся 5 января).

Это значит, что статус кво сохранился, и Сенат может по-прежнему отклонять законопроекты, принятые Палатой представителей. В данный момент это относится прежде всего ко второму пакету экономических стимулов в целях преодоления последствий пандемии. Нижняя палата еще в мае приняла проект объемом в три с половиной триллиона долларов. В эту сумму входит и пособие для тех, кто потерял работу из-за ковида. Но республиканцы в Сенате сказали, что это слишком щедрый дар: у американцев просто нет резона выходить на работу, коль скоро пособие за ничегонеделание превышает их прежний заработок. Теперь у них появился дополнительный аргумент — статистика занятости.

Еще сложнее дело обстоит с замещением ключевых постов в администрации. Президент назначает министров, судей и послов, а Сенат их утверждает. Трампу утверждения были гарантированы. Байден вполне может столкнуться с противодействием сенатского большинства. Новостной сайт Axios, в прошлом не раз доказавший свою осведомленность, рассказал на днях, что лидер этого большинства Митч Макконнелл намерен блокировать назначения «радикальных прогрессистов», но готов сотрудничать с Байденом в отборе центристов.

С другой стороны, сенаторы-республиканцы прекрасно помнят, как третировал их Трамп. Не будучи профессиональным политиком, он не понимал, как устроена власть в Америке. Он считал, что республиканцы в Сенате должны построиться и исполнять его приказы, покладистым раздавал неумеренные похвалы, а непокорных осыпал оскорблениями. Однако они не тихой сапой пробрались в Сенат, они тоже избранники народа, многие из них сидели в верхней палате до Трампа и остались сидеть после него. Работа с сенаторами — штучная работа, каждого нужно уговаривать отдельно. Джо Байден — сам сенатор с 35-летним стажем. Он занимал ключевые посты Сенате и отлично знает, как там принимаются решения. Со многими влиятельными фигурами он поддерживает дружеские отношения. Президент, имеющий опыт работы в Конгрессе, способен, по выражению Трампа, «поладить» с ним. Так, например, Линдси Грэм, глава сенатского комитета по делам судебной системы и член целого ряда других ключевых комитетов, заявил, что готов искать взаимопонимания с избранным президентом, что победой на выборах Байден «заслужил» право на свой кабинет и что лично у него отношения с Байденом хорошие. 

В разряд нелюбимых Макконнеллом «радикальных прогрессистов», несомненно, попадают недавние соперники Байдена в борьбе за номинацию Демпартии сенаторы Элизабет Уоррен и Берни Сандерс. Им, скорее всего, придется расстаться с мечтами о компенсации в виде министерских постов.

Менее сомнительный кандидат — известный эксперт по внешней политике Сьюзен Райс. Она значится в коротком списке претендентов на должность государственного секретаря. В этот список она перекочевала после того, как Байден, выбирая кандидата в вице-президенты из двух кандидатур, Райс и Камалы Харрис, остановился на последней.

Выпускница Стэнфорда и докторантуры Оксфорда, Райс работала еще в администрации Билла Клинтона — сначала в Совете национальной безопасности, затем заместителем госсекретаря по делам Африки. Президент Обама назначил ее послом США в ООН. В его второй администрации она работала советником президента по национальной безопасности. Ее заслугой считается внесение в глобальную повестку дня защиты прав женщин и сексуальных меньшинств. Она способствовала заключению ядерной сделки с Ираном в 2015 году и присоединению США к Парижскому соглашению об изменении климата в апреле 2016. (Президент Трамп вышел и из сделки, и из соглашения.)

В феврале-марте 2014 года Райс инициировала резкое осуждение Вашингтоном захвата Крыма и введение санкций против России в наказание за это. Вместе с госсекретарем Хиллари Клинтон она обеспечила исключение России из «восьмерки». В том числе и по ее настоянию администрация ассигновала миллиард долларов на защиту своих союзников в Центральной и Востчоной Европе от угроз со стороны Москвы.

Сьюзен Райс была активным участником расследования контактов окружения Трампа (избранного, но еще не вступившего в должность) с российским послом Сергеем Кисляком. В июне этого года, когда города Америки захлестнула волна массовых беспорядков, она заявила в эфире CNN, что здесь, по ее мнению, не обошлось без подрывной работы России.

«Я теперь не читаю разведсводок, — заявила Райс, — но исхожу из своего опыта. Это совершенно в российском стиле, но мы не можем позволить экстремистам, иностранным агентам отвлечь нас от реальных проблем, с которыми мы сталкиваемся в этой стране, долгосрочными, вековыми проблемами. Мы должны ответственно решать их посредством нового руководства».

«Вы заигрались, вернитесь в реальность», — ответила ей в фейсбуке официальный представитель российского МИДа Мария Захарова.

Помимо Райс, на пост госсекретаря рассматриваются кандидатуры сенаторов-демократов Криса Кунса и Криса Мерфи, а также Тони Блинкена. Оба сенатора состят членами комитета по международным делам, где занимаются главным образом Ближним Востоком. Сенатор Мерфи вместе с республиканцем Робом Портманом в марте 2016 года внес в Сенат проект Закона о борьбе с иностранной пропагандой и дезинфромацией. Закон вступил в силу в декабре того же года. Во исполнение закона в составе госдепа была учреждена новая структура — Центр глобального взимодействия. При Трампе он, как и департамент в целом, пришел в полный упадок и даже не смог освоить выделенные ему средства.

Тони Блинкен при Обаме работал и первым замом советника по национальной безопасности, а затем первым замом госсекретаря. Байден давно его знает и доверяет его оценкам. Если он не станет госсекретарем, то почти наверняка станет советником по нацбезопасности.

Впрочем, Байден и сам имеет большой опыт по части международных дел. Он встречался с Гельмутом Колем и Франсуа Миттераном, Дэн Сяопином и Леонидом Брежневым, Муаммаром Каддафи и Александром Солженицыным. В августе 1979 Байден в составе делегации Конгресса летал в Москву и уговаривал Андрея Громыко изменить некоторые формулировки подписанного в июне Договора о сокращении стратегических вооружений (ОСВ-2), из-за которых Сенат отказывался его ратифицировать. Из-за вторжения советских войск в Афганистан Договор так и не был ратифицирован, но де факто стороны соблюдали его. Родной штат Байдена Делавэр — крупнейший в Америке производитель мяса домашней птицы. В том, что после распада СССР едва ли не главным пропитанием жителей России стали «ножки Буша», ему принадлежит немалая заслуга. Объем поставок достигал тогда миллиарда долларов: это была гуманитарная помощь, которую оплачивало правительство США, и делавэрские фермеры на него молились

В качестве председателя сенатского комитета по международным делам (2001 — 2003 и 2007 — 2009) он поддержал в 2002 вторжение в Ирак, но впоследствии признал это решение ошибкой и стал требовать от союзников более активного участия в этой войне.

Он не раз критиковал Россию за наступление на гражданские права и свободы. В должности вице-президента он поддерживал Грузию и Украину в их конфликтах с Россией. За это в Москве Байдена не любят. Владимир Путин пока не поздравил его с избранием. Вместе с тем Россия надеется, что после его вступления в должность можно будет продлить срок действия договора СНВ-3, истекающий 5 февраля будущего года. Переговоры на эту тему с администрацией Трампа зашли в тупик. По словам президента России, он не видит «никакого криминала» в деловой активности сына избранного президента Хантера Байдена на Украине (Трамп неоднократно и настойчиво обвинял отца и сына в коррупции, фактически получении взяток от России и Китая). Это интервью, которое Путин дал в конце октября, можно расценивать как жест доброй воли в сторону Байдена. К тому же Байден — человек системы. Вести переговоры с ним труднее, но надежнее.

Американские эксперты не ожидают ни улучшения, ни ухудшения российско-американских отношений. Как выразилась исполнительный директор Центра российских и евразийских исследований Гарвардского университета Александра Вакруа, у этих отношений мало причин улучшиться, а ухудшаться им некуда, настолько они плохие».

В общем и целом от Байдена ждут возвращения к конструктивному диалогу с союзниками, в Парижское соглашение по климату и в Тихоокеанское партнерство, снижения протекционистских тарифов и прекращения торговой войны с Китаем, за которую расплачивается американский потребитель.  

Автор: Владимир Абаринов, США


Комментарии

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.