Простить себя, понять животных

Простить себя, понять животных

10 декабря 2020 18:30

Пандемия подняла много вопросов, в том числе — о том, правильно ли мы сосуществуем с окружающими нас животными, насколько сильно взаимосвязаны наши жизни и болезни, какую цену человечество платит за эксплуатацию и есть ли выход из этого замкнутого круга. Научному направлению Human-Animal Studies уже без малого 50 лет, на протяжении которых исследователи изучают взаимоотношения человека и животных в глобальном междисциплинарном масштабе. Рассказываем, какое отношение это направление имеет к нашей повседневной жизни и насколько оно развито в странах Балтии. 

Human-Animal Studies — это область исследований, которая изучает животных в социальных и культурных пространствах. Задача Human-Animal Studies — выяснить, каким образом животные пересекаются и взаимодействуют с человеческими обществами. В отличие от этологии, сравнительной психологии, зоологии или приматологии, Human-Animal Studies не изучает исключительно животных. Ученые исследуют взаимодействия между людьми и другими животными в любых сферах жизни. Human-Animal Studies как интердисциплинарное и междисциплинарное направление существует на стыке разных областей знаний.

«Но вы ведь интересуетесь животными, не так ли, мистер Сингер?»

Научное направление Human-Animal Studies возникло после публикации книги австралийского философа и профессора биоэтики Питера Сингера Освобождение животных (AnimalLiberation) в 1975 году. Именно Освобождение животных положило начало и в какой-то мере сформировало не только современное движение в защиту прав животных, но и сопутствующее ему научное направление. Конечно, Сингер был не единственным, кто собрал воедино все аргументы активистов, выступающих за прекращение эксплуатации животных людьми. Скорее всего, первым был Генри Солт, опубликовавший в 1892 году свою книгу Права животных (Animals’ Rights). Но тогда его труд не привлек внимания читателей, и книга пылилась на полках Британского музея многие годы. Работа Генри Солта в будущем помогла сформулировать концепцию видового шовинизма или видовой дискриминации (спесишизма), которая легла в основу философии и этического учения о защите прав животных. Тем не менее, именно Сингеру удалось донести до читателя формировавшуюся многие годы этическую позицию о прекращении эксплуатации животных и привести исчерпывающие аргументы в защиту своей теории.

Когда Сингер начал работать над книгой, его пригласила к себе в гости некая дама, очень «интересовавшаяся животными». Ее подруга тоже написала книгу о животных, и обеим было крайне интересно пообщаться с философом. Женщины встретили Сингера бурными расспросами о его работе, а подруга пригласившей его дамы стала рассказывать о том, как сильно она любит животных: «У меня есть собака и две кошки, и вы знаете, они так чудесно уживаются вместе!». В качестве закусок на столе стояли бутерброды с ветчиной, которые с аппетитом уминали обе дамы. Сингер с женой признались, что домашних животных у них нет, на что хозяйка дома удивленно спросила: «Но вы ведь интересуетесь животными, не так ли, мистер Сингер?». В предисловии к первому изданию Освобождения животных Сингер вспоминает, что тогда они с женой попытались объяснить, что они заинтересованы в предотвращении страдании и боли, и выступают против деспотической дискриминации. По словам философа, причинять бесполезное страдание другому существу неправомерно, даже если это существо не принадлежит к человеческому роду, а животные безжалостно и жестоко эксплуатируются людьми. На самом деле, ни Сингер, ни его жена не интересовались животными, они просто хотели, чтобы с ними обращались как с независимыми, чувствующими существами, а не как со средствами удовлетворения человеческих нужд. Грубо говоря, не обращались как со свиньей, чье мясо было на бутербродах пригласившей их в гости дамы.

Книга Питера Сингера посвящена взаимоотношениям человека и животных и тирании, которой подвержены животные в человеческом обществе. Развивая идеи английского философа Иеремии Бентама, Сингер рассуждает о спесишизме иподробно рассказывает о том, что человек делает с животными в исследовательских лабораториях, на зверофермах и в других индустриях, использующих животных. После того, как книга Сингера была опубликована, вопрос эксплуатации животных стал все чаще обсуждаться не только в научном сообществе, но и в политике, литературе и в искусстве. Например, так героиня романа Нобелевского лауреата Джона Кутзее, австралийская писательница Элизабет Костелло, рассуждала о проблемах жизни и страданий животных: «Мы живем в обстановке полного морального упадка; убийства происходят в наше время в масштабах, вполне сравнимых с периодом Третьего рейха, а возможно и многократно превосходящих его: ведь то, что мы творим, не ограничено во времени и пространстве и чревато куда более глубоким и необратимым саморазрушением, ибо мы занимаемся воспроизводством всего, что живет и дышит, — кроликов, домашней птицы, скота, рыбы — с единственной целью — целью уничтожения».

Одной из главных работ для Human-Animal Studies можно считать эссе Why Look at Animals Джона Бергера, в котором британский писатель и лауреат Букеровской премии говорит о том, насколько сильно изменились наши отношения с природой. Диалог человека с животными помогает людям осознать, что у животных тоже есть свое мнение о человеке. Животные постепенно исчезли из нашей жизни за счет урбанизации, индустриализма и других изменений в мире, и Бергер считает, что нам снова необходимо научиться смотреть им в глаза. Писатель считает, что животные предлагают нам дружеские отношения, которые отличаются от любых других. Отличие лишь в том, что их дружба – ответ на видовое одиночество человека.

Мир никогда не будет прежним

За последние несколько десятков лет научное направление, благодаря которому мы стали лучше понимать нашу роль и роль животных на Земле, развивалось очень стремительно. Это обусловлено не только возросшим интересом к веганскому образу жизни и растительной диете, но и одной из самых актуальных проблем современного общества — изменению климата, ведь именно промышленное животноводство является основной причиной увеличения количества метана и углекислого газа в атмосфере. В 2018 году в журнале Scienceбыло публиковано исследование о том, какое влияние на окружающую среду оказывает производство пищи. Исследователи Оксфордского университета пришли к выводу, что на производство мяса и других продуктов животного происхождения приходится более половины парниковых газов (58%), попадающих в атмосферу.

2020 год во всех смыслах можно считать переломным моментом для движения в защиту прав животных. Пандемия коронавируса Covid-19 заставила нас задуматься о том, правильно ли мы делаем, выращивая и убивая животных ради производства пищи. Зоонозы, инфекционные заболевания, передающиеся от животных к человеку, уже давно были серьезной проблемой для общества. Стоит вспомнить хотя бы эпидемии птичьего и свиного гриппа, вируса Эбола, ВИЧ-инфекции и довольно распространенный сальмонеллез. Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, зоонозы представляют серьезную проблему, ведь передаваясь от животных людям, штаммы вирусов мутируют и в дальнейшем поражают только людей. Очевидно, что промышленное животноводство не способно предотвратить развитие и передачу людям зоонозных болезней, а большинство ученых сходятся во мнении, что пандемия Covid-19 — далеко не последний случай глобального заражения. На фоне происходящего об отказе от продуктов животного происхождения стали задумываться не только активисты и люди, которые руководствуются принципами этики и морали по отношению к животным. Производители по всему миру активно занимаются разработкой новых альтернатив мясных и молочных продуктов.

В странах Балтии интерес к веганскому образу жизни и растительному питанию с каждым годом только растет. Зоозащитные организации устраивают веганские фестивали, проводят активные рекламные кампании, выпускают брошюры, сотрудничают с крупными сетями розничной торговли, ресторанами и гостиницами. Это приводит к тому, что теперь почти в каждом кафе или ресторане в меню есть веганские блюда, торговые сети отказываются от закупки яиц содержащихся в неволе кур, а выбор альтернативных веганских продуктов в магазинах стремительно увеличивается. Совсем недавно в Латвии появились веганские продукты V-EGO, которые производит мясной комбинат Ādaži, а ведь еще 5 лет назад представить, что производители мяса животных будут продавать его заменители, было почти невозможно. Крупнейшие торговые сети в странах Балтии, Rimiи Maxima, в большинстве магазинов оборудовали отдельные полки с веганскими продуктами, а если какие-то из них распродаются со скидкой, то их сметают с полок в течение одного-двух дней. В Эстонии и Литве делают альтернативы мясным и молочным продуктам уже давно, и там никого не удивить ни колбасой на основе пшеничного белка, ни соевым молоком или копченым тофу.

С 2009 года тестирование косметики на животных запрещено во всех странах Евросоюза. Однако если европейские производители экспортируют свою продукцию в Китай, то их продукты подвергаются тестам «на въезде». В станах Балтии почти все косметические бренды позиционируют себя как cruelty-free(то есть не тестируют косметику на животных), и их продукты можно считать веганскими, если в них не содержится ингредиентов животного происхождения.

Индустрия развлечений тоже претерпевает серьезные изменения. В 24 государствах Европы существуют ограничения или полный запрет на использование животных в цирках. В Латвии и Эстонии использование диких животных в цирковых представлениях было запрещено еще в 2017 году благодаря масштабным кампаниям зоозащитных организаций и активной поддержке жителей. Запрет распространяется не только на местные цирки, но и на гастролирующие. В Литве ситуация изменилась лишь в сентябре 2020 года, когда была принята поправка к закону о дикой природе, благодаря которой с 1 ноября 2021 дикие животные в цирках использоваться не будут. Следующим этапом работы литовской организации по защите прав животных будет запрет эксплуатации животных в зоопарках и дельфинариях.

С одной стороны, наши отношения с животными — медленно, но верно — меняются в лучшую сторону, однако в сфере образования об этом судить пока рано. В школах стран Балтии организацией уроков, посвященных вопросам прав и эксплуатации животных, в индивидуальном порядке занимаются активисты и некоммерческие организации, предварительно получив согласие образовательного учреждения. То же самое происходит в других европейских странах, за исключением специализированных или частных школ.

В Латвии доступность веганских обедов для школьников каждая школа решает индивидуально. С вегетарианским обедом проще, достаточно написать заявление в школу. Такой обед — зачастую просто урезанное блюдо без мяса, и говорить о том, что такое питание сбалансировано не приходится. С веганскими обедами в Латвии ситуация оставляет желать лучшего — некоторые школы не могут обеспечить обед даже ребенку с непереносимостью лактозы и с подтверждающей это справкой несмотря на то, что правила Кабинета министров это предусматривают. Веганское меню почти всегда доступно в частных детских садах и школах стран Балтии, где ситуация идет в ногу со временем и этичным выбором родителей и ребенка уже никого не удивить.

В сфере высшего образования на мировом уровне этические вопросы наших взаимоотношений с животными становятся все более актуальными. В настоящий момент существует более 23 образовательных программ Human-Animal Studies в США, Канаде, Великобритании, Израиле, Германии и Нидерландах, около двенадцати научных журналов, сотни научных работ, конференции и курсы для молодых ученых. Наибольшую популярность в научной среде вопросы Human-Animal Studies, веганства и прав животных приобрели в Америке, Великобритании и в некоторых других странах Европы. К слову, конференции, посвященные Human-Animal Studies и смежным научным направлениям, не предлагают своим участникам никакого другого меню, кроме вегетарианского или веганского, что само по себе подразумевает, что исследователи придерживаются этих моделей питания.

В странах Балтии Human-AnimalStudiesкак научное направление почти не встречается, если не считать упоминания в некоторых научных работах, единичные курсы, программы или проекты, которые так или иначе относятся к вопросам, связанным с животными. Среди научных статей и дипломных работ студентов можно встретить исследования, связанные с эколитературой и экокритикой, а студенты-медики иногда берутся за исследования растительного питания и его влияния на организм. Литовский университет наук о здоровье предлагает программу для студентов магистров, посвященную взаимодействию людей и животных, однако подразумевается исключительно взаимодействие с целью использования животных – иппотерапия, разведение, и работа с сельскохозяйственными животными. В Эстонии и в Латвии университетских программ, которые можно было бы отнести к направлению Human-AnimalStudies, пока нет. Возможно, это связано с тем, что движение в защиту прав животных в этих странах только набирает обороты, а научный интерес к этой теме еще не сформировался.

На фоне пандемии Covid-19 во многих странах Европы остро встал вопрос о производстве натурального меха. Норки на зверофермах заражаются коронавирусом от работников, вирус мутирует, передается человеку, а разрабатываемые вакцины не способны от него защитить. Новости о том, что в той или иной стране массово уничтожают заразившихся норок появляются регулярно, вызывая волну возмущения. Но уничтожение норок тоже не решает проблему, ведь массовые захоронения могут загрязнить или отравить прилегающие территории и водоемы. Именно поэтому в Дании, где массово убили 17 миллионов норок, их будут выкапывать и кремировать. Производство меха уже запрещено в Великобритании, Словении, Австрии, Норвегии, Чехии, Хорватии, и в некоторых других странах, а в Нидерландах пушные фермы прекратят свою работу в 2024 году.

Носить натуральный мех стало немодно, известнейшие дизайнеры давно отказались от использования натурального меха в своих коллекциях. Calvin Klein отказался от меха еще в 1994 году, Ralph Lauren, Hugo Boss, Giorgio Armani, Burberry, Versace, Gucci и другие тоже его не используют, более того, использовать мех становится просто неприлично. В странах Балтии производство меха не запрещено, однако кампании, направленные на подобный запрет, идут полным ходом. В Эстонии в 2019 году на пушных фермах не осталось ни одной норки, что, по сути, остановило производство меха в стране. Представители эстонских зоозащитных организаций отметили, что спрос на натуральный мех в Европе сильно упал, а его производство является неэкологичным, экономически невыгодным и жестоким. В Литве и в Латвии активисты борются за запрет производства натурального меха на протяжение нескольких лет и закрытие пушных ферм в этих странах лишь вопрос времени.

Что делать?

Наш мир меняется, а нам так или иначе приходится меняться вместе с ним. Опыт последних лет учит нас, делая выбор между легким и правильным, выбирать правильное — сортировать мусор, покупать энергосберегающие лампочки, поддерживать локальные бизнесы и по мере возможности сокращать негативное влияние на окружающую среду. То же самое можно отнести и к вопросу нашего взаимодействия с животными на самом примитивном и бытовом уровне. Покупая косметику или бытовую химию, можно лишний раз проверить, этичен или нет конкретный бренд. Найти черные списки компаний, которые тестируют свою продукцию на животных несложно, а от нашего выбора во многом зависит cruelty-freeбудущее индустрии.

Приблизительная статистика говорит о том, что человек, отказавшийся от продуктов животного происхождения на месяц, сохраняет около 120 тысяч литров воды, 550 килограммов зерна, 80 квадратных метров леса и спасает около 30 жизней животных. Еда, как часть вековых и семейных традиций, — тема сложная и для многих отказаться от мяса или молочных продуктов может показаться невозможным или недопустимым. Но ученые сходятся во мнении, что даже сокращение потребления продуктов животного происхождения положительно скажется не только на жизни и благосостоянии животных, но и на здоровье людей и нашей планеты. Вовсе не обязательно сжигать мосты полностью, достаточно просто проложить несколько новых дорог. Обилие альтернативных продуктов сейчас не идет ни в какое сравнение с тем, что было еще несколько лет назад. Сделать другой выбор стало как нельзя проще, даже если для начала это будет растительное молоко, вместо коровьего, или ботинки из эко-кожи.

Поход в дельфинарий, цирк, зоопарк или катание верхом, как способы познакомить ребенка с животными, противоречат этой идее как таковой. Видеть животных в противоестественной среде, где их свобода полностью ограничена — вряд ли лучший способ привить ребенку любовь к природе. Можно, например, показать ребенку животных в естественной среде обитания, в чем могут помочь документальные фильмы NationalGeographicилиAnimalPlanet. Конечно, каждому из нас хочется посмотреть на животных в реальной жизни, потрогать, погладить и сфотографировать. Для этого отлично подходят государственные заповедники, пастбища диких лошадей и приюты для домашних и сельскохозяйственных животных. Для посещения таких мест не нужно покупать билеты, а наши пожертвования пойдут на лечение и уход за животными. В мире появляется все больше так называемых animalsanctuaries, то есть заповедников-приютов для животных, спасенных от смерти на ферме или от «работы» в цирках и зоопарках. Такие места постоянно нуждаются в поддержке, а также активно занимаются образованием — они с удовольствием принимают волонтеров и посетителей, рассказывают о своей работе и знакомят с животными. В Латвии и Эстонии таких заповедников пока нет, а вот Литва может гордится первымanimalsanctuaryв странах Балтии — Trys paršeliai (Три поросенка), который можно посетить, предварительно договорившись с владельцами. Поход в такой заповедник – не развлечение, которых и без животных великое множество, а способ познакомиться с животными, быть с ними на равных и побольше узнать о них в пространстве свободы.

Страны Балтии во многом могут гордиться результатами своей борьбы за права животных. В соседних странах – России, Беларуси и Украине — во многих сферах ситуация меняется гораздо медленнее. На мировом уровне результаты исследований Human-Animal Studies уже оказывают существенное влияние на то, как мы взаимодействуем с животными, а предсказания ученых неминуемо сгущают тучи, призывая к действию.


Комментарии

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.