Гонка за талантами: почему Литва отстает?

Гонка за талантами: почему Литва отстает?

4 января 2021 15:18

​В последние годы в Литве активно рассуждают о плюсах и минусах миграции из третьих стран. Ежегодно поток приезжих в республику растет, большинство переселенцев — украинцы, белорусы и россияне — едут в страну по работе, многие пускают корни и остаются здесь насовсем. 

Недавние события в Беларуси внесли коррективы: к трудовым мигрантам прибавились политические. Часть из них Литва просто принимает, за некоторыми даже охотится, стремясь привлечь к себе высококлассных специалистов в области IT-технологий, пострадавших от действий властей. Все ли получается и каковы подводные камни литовской миграционной политики, рассказывает «Новая газета — Балтия».

Гой еси, братья славяне

Число приезжих из третьих стран в Литве уже превышает население Алитуса (город на юге страны). В стране постоянно или временно проживают и работают около 50 тысяч иностранцев. 40 тысяч из них числятся как трудовые мигранты, чьи профессии включены в особый список работников, которых в стране не хватает. Вид на жительство таким людям выдает Департамент миграции. Еще почти 10 тысяч выходцев из третьих стран работают по специальным разрешениям от Службы занятости.

География миграции в Литве уже многие годы остается неизменной. Так уж сложилось, что во всем мире большинство переселенцев двигаются с юга на север и с востока на запад по проложенным тропам, балтийские республики — не исключение. Пока литовцы едут в Великобританию, Ирландию и Норвегию, украинцы и белорусы переселяются в Литву, Латвию, Польшу и так далее. При этом многие используют страны Балтии как перевалочный пункт, здесь рабочие получают европейские документы, визы или виды на жительство и отправляются работать дальше — на заводы и верфи в Западной и Северной Европе.

В статистических справках и отчетах Департамента миграции можно проследить закономерность: среди претендентов на получение вида на жительство превалируют уроженцы «братских республик» — граждане Украины (43%), Беларуси (33%) и России (5%). В Службе занятости говорят то же самое: большинство разрешений на работу чиновники распределяют между украинцами (61%) белорусами (19%) и россиянами (4%).

На протяжении последних пяти лет растет поток трудовых мигрантов из Украины и Беларуси. Также немного увеличилось число приезжих из Узбекистана, а вот количество рабочих из Индии, Китая и Молдовы уменьшилось в разы.

При этом здесь мы говорим лишь о тех, у кого есть вид на жительство, а число тех, кто проживает и работает на территории республики по визе, еще выше. Учитывая, что с 21 сентября правительство упростило процедуру выдачи национальных виз для граждан Беларуси, очевидно, что поток желающих будет расти. Сейчас к белорусам предъявляются те же условия, что и к гражданам США, Соединенного Королевства, Канады, Австралии, Новой Зеландии, Японии и Южной Кореи.  

В департаменте миграции «Новой газете — Балтия» сообщили, что в период с 21 сентября по 1 декабря было выдано 1 354 визы для приезда граждан Беларуси в Литву по гуманитарным причинам — кстати, такие визы выдаются бесплатно. В общей же сложности за это время белорусы получили 5 696 национальных виз, большая часть — на основании трудовых отношений в республике.

О положительной динамике и стабильном росте приезжих лучше всего говорят цифры. В 2018 году на основе трудовых отношений было выдано 15 486 временных видов на жительство, в 2019 году — 28 597, по состоянию на конец ноября 2020 года –— 29 548.

Бюрократия — вечный враг всего живого

Пускать или не пускать — главный вопрос для литовских политиков. С одной стороны, государство благожелательно смотрит на рост числа трудовых мигрантов, однако на уровне профильных ведомств и бюрократов в кабинетах процессы оформления документов могут тянуться месяцами. Иммигранты нередко жалуются на то, что департамент миграции работает из рук вон плохо – людям отказывают продлевать виды на жительство, чинят препоны и делают все, чтобы простые процедуры затягивались.

В социальных сетях время от времени всплывают фотографии, как группы людей толпятся у здания департамента миграции — многие занимают очередь в четыре-пять утра, чтобы успеть подать документы. Были случаи, когда собравшиеся даже дрались за место, при этом иностранцы постоянно жаловались на то, что чиновники работают непрофессионально, регистрироваться через интернет нельзя, а немало сотрудников ведомства не владеют английским языком — только литовским и чуть-чуть русским.

Как ни парадоксально, работа департамента миграции улучшилась именно в этом году — на позитивные изменения повлиял коронавирус. Глобальная пандемия ускорила переход ведомства в цифровое пространство. В итоге теперь множество вопросов можно решить на специальной электронной платформе MIGRIS.

Тем не менее принципы, которыми руководствуется ведомство, одобряя или отсеивая те или иные заявки, все еще далеки от совершенства. Российским предпринимателям, например, нередко дают от ворот поворот, мотивируя решение вопросами национальной безопасности.

Другие сталкиваются с бесконечно меняющимися требованиями при оформлении документов и в итоге уезжают за рубеж. Как ни странно, труднее всего приходится не условным сварщикам, строителям или трубопроводчикам, а «белым воротничкам».

«Департамент миграции выгоняет бизнесменов, а система налажена в другую сторону — выгнать всех, кого можно, — сетует россиянка Анна, которая недавно была вынуждена покинуть Литву и переехать в другую страну.

В 2018 году в Литве довольно широко обсуждалась история, когда департамент миграции отказался продлить вид на жительство украинскому стартаперу Дмитрию Кравцову, который учредил в стране небольшую IT-компанию. Ведомство обосновало свое решение тем фактом, что у предприятия, дескать, нет ни вывески, ни трудоустроенных программистов, хотя украинец и не занимался созданием программного обеспечения, он предоставлял услуги. Вердикт чиновников был суров — разрешение на проживание нарушителю нужно лишь для того, чтобы свободно передвигаться по странам Шенгенской зоны.

Немало других специалистов в области информационных технологий, живущих в Литве, которых активно завлекали различные государственные инвестиционные агентства, столкнулись с похожими трудностями. Основная проблема, по их словам, заключается в том, что в департаменте миграции работают люди, не имеющие ни малейшего представления о том, что представляет собой IT-сфера и высокие технологии. Чиновники нацелены на простых рабочих и тот бизнес, который для них понятен — речь идет о продукции и услугах с низкой добавленной стоимостью, а почти все, что связано с более тонкими материями, разбивается о стену непонимания.

В деловом сообществе Литвы разделяют эту точку зрения, призывая нанять компетентных людей.

«В Литву стало практически невозможно легально иммигрировать образованному, умному, лояльному к Литве гражданину с Востока. Водители, строители, сварщики мигрировать в Литву могут вообще без проблем. Вот тут и виден фокус миграционной политики — больше малообразованных, инертных и бесправных. Так и нечего таких бояться», — говорит глава предприятия Layher Baltic Виктор Воронцов.

Мигранты, стремящиеся развивать бизнес или стартапы, не скрывают, что им сложно найти общий язык с должностными лицами. Как уже говорилось, здесь ключевую роль играют два фактора — непонимание сути предмета и вопросы национальной безопасности, особенно, когда речь идет об инвестициях граждан из третьих стран, которые рассматривают под увеличительным стеклом все возможные службы. А вот к политэмигрантам и разнорабочим отношение проще.

«Я ничего не просил у Литвы и за все платил сам, и это существенно отличает меня от политических беженцев и других бесплатных эмигрантов. <...> Насчет юмора и позитива: если мне вернут мои инвестиции, юмор и позитив вернутся ко мне вместе с ними. Пока же они безвозвратно утрачены в пучинах литовского бюджета — печаль моя велика», — говорил некоторое время назад в разговоре с «Новой газетой — Балтия» российский бизнес-иммигрант Михаил Воронков. Недавно он принял решение покинуть Литву и обосновался с женой в Израиле.

Можно ли бороться с несправедливостью чиновников? Можно, но воевать с системой — дело неблагодарное. Так, россиянин Александр (имя изменено по просьбу героя — Д. К.) сумел выиграть суд у Департамента миграции, доказав, что структура совершила ошибку, в будущем он будет подавать документы на получение постоянного вида на жительство, однако его случай, скорее, исключение, нежели практика.

«Посмотрите на статистику выигрышных дел — вам все станет ясно. Там менее 1 % людей, кто оспорил решение ведомства, чью жалобу удовлетворили… Всех, кого можно департамент миграции уже выгнал — остались патриоты», —иронизирует собеседник.

То, что Литва отдает предпочтение так называемой дешевой рабочей силе и довольно поверхностно обращается с теми, кого принято именовать «белыми воротничками», отчасти подтверждает и тот факт, что больше всего временных видов на жительство получают водители тягачей. По состоянию на конец ноября 2020 года, дальнобойщикам было выдано около 18 500 разрешений.

Две стороны медали

Разговоры о плюсах и минусах миграции из стран ближнего зарубежья — постоянный предмет спора литовских протекционистов и глобалистов. До недавнего времени в Литве почти никто не говорил о приезжих как о проблеме, однако за последние пять лет поток рабочих из третьих стран сильно вырос, и это обострило внутренние противоречия.

Промышленники и крупный бизнес настаивают на том, что трудовые мигранты — необходимость, в свою очередь, ряд политиков и некоторые экономисты требуют обуздать наплыв дешевой рабочей силы, которая тормозит развитие страны.

«Новейшие демографические исследования показывают, что часть периода продолжительности пенсионного возраста в общей структуре продолжительности жизни жителей Литвы в период 2005-2035 годов увеличится с 10% до 19%, а трудоспособного — уменьшится с 70% до 57%,— говорит бывший глава Литовской конфедерации промышленников Робертас Даргис. — Очевидно, что нам грозит потеря рабочих мест и налогоплательщиков, что воздействует на общественные финансы и устойчивость системы социальной защиты. С уменьшением числа трудящихся, которые одновременно являются потребителями, уменьшится и потребление, уменьшится количество налогоплательщиков, поэтому сократится и госбюджет, будет меньше возможностей финансировать общественные услуги. <...> Общее число занятых в Литве в период 2019-2025 годов может сократиться на 180 тысяч человек, поэтому, стремясь стабилизировать рынок труда и обеспечить необходимые меры для устойчивого функционирования государства, нужно обеспечить рынок 160 тысячами трудящихся».

По его словам, привлечение мигрантов из третьих стран — действенная мера для решения экзистенциальных проблем: сокращения населения и старения общества, которые с каждым годом будут давать знать о себе все больше и больше.

С ним солидарен и директор предприятия Layher Baltic Виктор Воронцов.

«Для начала согласимся с той мыслью, что иммигранты Литве необходимы. В первую очередь, по той причине, что растет разрыв между привлекаемыми инвестициями, создаваемыми рабочими местами и рынком рабочей силы, который слишком мал, чтобы заполнить создающиеся рабочие места качественными работниками. Пока еще инвесторы справляются с трудностями, но время, когда инвесторы будут отказываться от Литвы из-за нехватки рабочей силы, уже на дворе — это вопрос 6-12 месяцев. Когда я слышу о том, что компания Continental создает в Каунасе 1 000 рабочих мест, сначала я радуюсь, но потом задаюсь вопросом, а кто займет эти места, учитывая, что большинство из них — это рабочие специальности, не требующие высокой квалификации».

А вот экономист Вайдас Навицкас, который недавно был назначен советником новоиспеченного премьера Ингриды Шимоните по вопросам экономики и финансов, не скупится на критику в адрес глобалистов. Специалист убежден — мигранты отбирают рабочие места, гонят местных в поисках лучшей доли на Запад и тормозят рост зарплат. По его мнению, пришло время нажать на тормоза и ограничить поток приезжих.

«В Литве 208 тысяч безработных (по новейшим данным Службы занятости, уже 266 тысяч — Д. К.). Однако лишь за прошлый год в Литву прибыли 66,6 тысяч иностранцев — больше, чем живет в Алитусе. Лишь 1% приезжих составили работники высокой квалификации», — пишет он на страничке в социальных сетях.

Навицкас утверждает, что мигранты препятствуют росту зарплат. В качестве примера он привел заявления своего коллеги Тадаса Повилаускаса — главного экономиста банка SEB. Последний действительно подтверждает его опасения.

«Я бы обратил внимание на то, что в некоторых секторах рост зарплат замедлился — транспорт, строительные работы и хранение. Тот бизнес, в котором в последнее время задействовано много иностранцев из третьих стран, особенно транспорт», — говорит Повилаускас.

Вайдас Навицкас призывает пересмотреть вехи миграционной политики, сделав упор на привлечение тех работников, которые создают высокую добавленную стоимость. По его словам, несмотря на то, что Литва громко говорит о стремлении заполучить высококлассных специалистов, работающих в той же сфере информационных технологий, все это происходит на словах, а действительности ситуация иная.

Справедливости ради, в упомянутом списке работников, которых Литве не хватает, значится несколько десятков профессий. Среди них сварщики, специалисты по металлическим конструкциям, строители, кораблестроители, слесари, мясники, водители фур, электрики и тому подобное. О высококвалифицированных ученых, исследователях, программистах, операторах роботизированных производств, биологах, генных инженерах или врачах речи не идет.

Мяч на стороне власти

Учитывая приоритеты миграционной политики, не стоит удивляться, что Литва проигрывает в борьбе за умы соседним Польше, Украине и даже Латвии. Одним из показательных моментов гонки за талантами стало то, как страна пыталась завлечь белорусских IT-специалистов и предприятия. После волны массовых протестов ряд предпринимателей заявили о желании перевести бизнес за рубеж. Официальный Вильнюс выражал готовность создать все условия для талантливых бизнесменов, но на деле результаты оставляют желать лучшего. Поскольку в октябре в Литве состоялись выборы в Сейм, а правящие и оппозиция выясняли отношения, ряд поправок к законам, которые могли бы облегчить условия для работы и переезда, были одобрены лишь частично и с оговорками. Некоторые не были приняты вообще.

Основная проблема, которая волновала белорусских бизнесменов и инвесторов — отсутствие возможности открыть счет в коммерческих банках, работающих на территории Литвы, из-за строгого законодательства.

По словам нового министра окружающей среды Симонаса Гентвиласа, предлагавшего пути решения этой проблемы, переходный период и отказ внести ряд поправок к правовым актам, повлияли на то, что часть компаний отказались от намерений работать с Литвой. В середине декабря уже новая правящая коалиция разрешила предприятиям из третьих стран, в том числе белорусским, открывать счета не только в банках, но и в кредитных учреждениях, но за это время многие бизнесмены уже сделали выбор в пользу Польши и Латвии.

«Польша не только облегчила открытие счетов для предприятий из Беларуси, но и создала фонд, инвестировав в него 50 млн злотых, для переезда таких компаний. <...> Сегодня в Польше целая очередь из белорусских компаний, тысячи работников, которые переехали. И тут мы проиграли свою конкурентную битву», — сказал Гентвилас в Сейме в ходе обсуждения поправок.

Между тем латвийские власти заявляют, что количество IT-компаний, которые уже выразили готовность переехать из Беларуси в Латвию, выросло до 17, а вот сколько владельцев предприятий в области информационных технологий хотят перенести свою деятельность в Литву, пока непонятно — Вильнюс не говорит о конкретных цифрах.

По словам чиновников из министерства экономики и инноваций, сегодня «страна работает более чем с 70 потенциальными белорусскими компаниями», но это не означает, что все они готовы пустить корни в Литве.

По состоянию на 7 декабря Литва выдала белорусам 689 разрешений на въезд по гуманитарным причинам. Разрешениями на въезд уже воспользовались 285 граждан Беларуси. 67 белорусов запросили убежище в Литве.


Комментарии

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.